Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Томатный сок становится кровью

Что ни вечер, на голубом экране граждан изобретательно лишают жизни и здоровья. В самое что ни на есть детское время ребенка нужно отгонять от телевизора: насмотрится, потом не сможет спать... Да и взрослому человеку порою хочется более мирных тем. Но бороться с насилием невозможно, потому что в российском законодательстве оно отсутствует. И если эротические сюжеты можно показывать только ночью, то кровопролитные - в любое время суток. Спасибо еще, что нет гладиаторских боев в прямой трансляции
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Так что выступление министра внутренних дел Бориса Грызлова, который заявил 17 марта, что "непозволительно формировать программу таким образом, что вечернее время отдается сериалам, фильмам, показу событий, связанных с кровью, с романтизацией криминального мира", и пообещал "работать" с руководителями каналов, лишь предвыборная агитация. Как и акция Народной партии (НПРФ), которая провела в феврале пикет у Минпечати против насилия на телевидении. Впрочем, НПРФ внесла в Думу принадлежащие перу депутатов Гальченко и Райкова поправки к Закону о СМИ, в которых "запрещается показ в теле-, видео-, кинохроникальных программах трупов людей, сцен актов насилия и издевательств над людьми и животными.... В период с 8 часов утра до 22 часов вечера запрещается показ художественных фильмов, в которых демонстрируются способы подготовки и совершения убийства, а также дается положительная оценка людям, совершающим акты насилия над другими людьми". Однако, как сообщил "Известиям" пресс-секретарь Валерия Гальченко, Дума пока не планирует рассматривать этот проект. И это понятно: во-первых, вопрос о насилии на экране стоит слишком больших денег, и вряд ли каналы так легко его отдадут. Во-вторых, это вопрос политический. Запрет эротики - это запрет всего лишь эротического кино. С насилием другая история. Куда прикажете девать кадры из Чечни, милицейскую хронику, тот же Ирак, убитых депутатов и губернаторов? Как быть с фильмом "17 мгновений весны", в котором на глазах у матери мучают младенца? Только после 22 часов? И как быть с теми фильмами, где "акт насилия" совершает положительный герой? И что делать с криками "цензура!!!", которые неизбежно раздадутся, если государство вмешается в телевизионную политику? Слишком много вопросов, слишком мало пока ответов. Между тем эротика на экране - это ерунда, для общества нисколько не опасная, а насилие опасно, и весьма. Дурной пример заразителен Исследований влияния телевизионной жестокости на зрителей в России по большому счету не было, а вот на Западе им уделяют огромное внимание. Еще в 1969 году Национальная комиссия США по расследованию причин и предотвращению насилия сделала вывод о том, что жестокие фильмы учат людей добиваться своих целей с помощью насилия. Насилие заразно. Один из ведущих мировых исследователей агрессии Леонард Берковиц пишет, что в 1975 году, после покушения на президента Джералда Форда, о котором было широко рассказано СМИ, число угроз, пришедших в адрес президента, выросло в три с лишним раза. Аналогичные истории происходят в тех случаях, когда СМИ сообщают о серийных убийствах. Берковиц считает, что новости о насильственных событиях и соответствующие фильмы могут разбудить жестокость в некоторых людях. В 1975 году психологи Лейенс и Камино (Бельгия) провели такой опыт: одним мальчикам-подросткам пять дней подряд показывали жестокие фильмы, другим - нейтральные. И первые стали чаще нападать друг на друга, а вторые вели себя как прежде. К аналогичным результатам пришла в 1991 году американка Венди Вуд. "Изображение насилия в СМИ, - пишет она, - влияет на уровень агрессивности человека". Берковиц дает этому явлению такое объяснение: когда люди сталкиваются с неким стимулом или событием, им в голову приходят родственные этому событию идеи. Например, если одному испытуемому предлагают составить предложение из "агрессивных" слов ("пистолет", "ударить", "напасть" и др.), а другому - из нейтральных, то первый после эксперимента продемонстрирует повышенный уровень агрессивности. Попросту говоря, он будет думать о пистолетах, ударах и нападениях. Но даже чрезвычайно агрессивный фильм не спровоцирует усиливающие агрессию мысли и моторные реакции, если насилие в нем будет подано как нечто отвратительное и осуждаемое. То же самое касается и "реальных" телепередач. Скажем, новости об убийце, казненном или приговоренном к пожизненному заключению, способны привести к кратковременному спаду уровня убийств в стране. Вероятность появления агрессивных мыслей у зрителя снижается, если тот не слишком втягивается, говоря себе, что это "всего лишь кино". Взрослые люди могут этого достичь, а вот дети - те не понимают, что это "понарошку". По данным Берковица, дети из неимущих семей менее склонны осознавать, что кино - это лишь вымысел, и поэтому они могут подвергаться большему воздействию телевизионной агрессии. Большинство российских детей растут в неимущих семьях... Телевизионная агрессия не только провоцирует реальную жестокость, она учит относиться к ней как к норме. Дети, посмотревшие агрессивный фильм, наблюдают за настоящей дракой более равнодушно, чем те, кто его не видел, и не пытаются вмешаться. Та же реакция была обнаружена и у студентов. "Чрезмерно частый показ насилия по телевидению, - пишут психологи Томас и Хортон, - может привести к тому, что население будет все больше привыкать к насилию". Получается вот что: люди смотрят жестокие фильмы, и в памяти у них откладываются соответствующие сценарии поведения. Особенно если герои добиваются своего, но не получают наказания. Частное дело Понятно, что сначала общество должно сказать "хватит", потом сформулировать, чего, собственно, хватит, а потом уже оформить это в виде закона. И не наоборот. Но пока что общество относится к жестокости на экране с одобрением. Год назад министр Михаил Лесин, выступая в Думе на тему потока насилия, напомнил, что Минпечати "не имеет права влиять на редакционную политику СМИ", и призвал сформировать общественные институты саморегуляции. Общественных институтов никаких нет, государственных - тоже. На вопрос, пытается ли Минпечати каким-то образом "работать" с телевидением, телевизионщики дружно ответили: не знаем, не слышали. Так что каждый канал руководствуется своими собственными представлениями о границах допустимого. "У нас есть определенные нормы, - сказал "Известиям" Сергей Титинков, директор дирекции кинопоказа "Первого канала", - они не зафиксированы на бумаге - скорее, это идеология канала, который рассчитан в первую очередь на семейную аудиторию. Если в кино есть элементы очень уж кровавого насилия, то мы стараемся использовать телевизионные версии фильма. На Западе это широко распространено: "авторские" версии там идут в прокате или распространяются на видео, а по телевидению показывают более мягкие версии, специально адаптированные для телевизионного показа. Мы либо закупаем такие версии у наших зарубежных партнеров, либо обговариваем с ними возможность купирования. Это же касается и отечественного кино. Например, боевик "Антикиллер" в кинопрокатной версии содержит ряд довольно жестких сцен. Поэтому по договоренности с авторами и продюсерами фильма и при их непосредственном участии была сделана специальная телевизионная версия". Официальную позицию Минпечати "Известиям" получить не удалось - никто не согласился ответить на наши вопросы. Неофициально нам сообщили, что Минпечати, может, и радо было бы уменьшить количество насилия на экране, но не имеет такой возможности. Из-за того, что понятия "насилие на экране" в законодательстве нет, "неясно, как квалифицировать - может, это жестокость, а может, восточные единоборства". Кинопоказ - частное дело канала, вмешиваться в которое государство не вправе. На это корреспондент "Известий" возразил, что не совсем частное: государственные каналы существуют на деньги налогоплательщиков. Тогда чиновник сказал, что для удовлетворения потребностей этих самых налогоплательщиков был создан канал "Культура", где нет ни рекламы, ни крови, а есть интеллектуальные передачи и хорошее кино. Только вот рейтинги у "Культуры" низковаты - ниже, чем у каналов, на которых хлещет кровища. "Ну, значит, народу этого и надо", - пессимистично заключил наш собеседник. Кстати В России один из самых высоких в мире уровней убийств (на 100 тыс. населения) - 20,5 чел. В США эта цифра составляет 6,3 чел., в Чехии - 2,8, в Польше - 2. По этому показателю Россия делит почетное первое место с Колумбией. Аналогичным образом обстоит дело с прочими преступлениями против личности. В 2001 году в России было совершено 33,6 тыс. убийств и покушений на убийство, 55,7 тыс. случаев причинения тяжкого вреда здоровью, 148,8 тыс. грабежей, 44,8 тыс. разбоев. Количество тяжких и особо тяжких преступлений составило 1769,6 тыс., удельный вес в общем числе зарегистрированных преступлений увеличился с 58,8 процента в 2000 году до 59,6 в 2001-м. Каждый четвертый взрослый мужчина в России - бывший заключенный.
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир