Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Екатеринбург - не место ссылки

К финалу XX века статус Екатеринбурга изменился принципиально. Еще недавно культуру олицетворяли крупные госучреждения - как нечто незыблемое: репертуар - XIX век, система поощрений в виде наград и званий, культ народных артистов, диктатура крупных жанров и главных руководителей, пришедших навсегда. Большой стиль - детище империи - подразумевал большие вложения, и лучшие силы как-то сами собой стекались в Москву
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Столица Урала, как и все российские города, была уменьшенной и ухудшенной копией столицы Родины. Считалось, что сделать карьеру можно только в Москве, и правилом было уезжать туда сразу после удачного старта. С развалом империи и пришедшей свободой все пошло иначе. Местные клоны столичных монстров на глазах теряли величие, а молодые дарования, не думая равняться на центр, принялись пестовать свою неповторимость, обнаружив, что она крайне интересна планете. Екатеринбург превратился в источник идей и энергии, оказалось, что отсюда удобно вести диалог с миром. Стало очевидно, что для создания ценностей национального и даже большего масштаба не обязательно добиваться регистрации в Москве, и лучшие силы Екатеринбурга предпочли расцветать дома, чем погибать в утробе столицы, где великих как сельдей в бочке. Новые культурные строители Екатеринбурга - Баганова, Шульман, Коляда. Николай Коляда. В 45 лет - признанный классик российской словесности. Автор 70 пьес создал свой стиль (поэзия "совка"), свою лексику (диалект подворотни), свой мир (уходящие типы уходящей эпохи). Коляда ставится повсеместно и работает на износ. Герой СМИ образовал свою школу - "школу уральской драматургии", где растит гениев поточным методом (среди них - 25-летний драматург Сигарев, уже мировая знаменитость). Последнее создание - "Коляда-театр", где пойдут пьесы уральских авторов. Коляда - это любовь с первого взгляда. Его энергия бездонна: она искренна, стихийна, почвенна. Татьяна Баганова. Признанный лидер отечественного танца модерн. Раннее признание (в 1993 - "Гран при" на конкурсе в Париже), образованность (постоянная учеба в хореографических центрах мира), сосредоточенность на своем деле и целеустремленность. Сегодня Баганова - не просто "талант", не только "интересный хореограф", а зрелый, самобытный и уверенный в себе мастер. Ее последняя работа - "Полеты во время чаепития" говорит о том, что российский танец модерн выходит из детского возраста: это уже не только модный, но и серьезный жанр. Баганова пользуется спросом и проявляет себя на сцене в разных жанрах: две ее танцевальные миниатюры оказались взрывом в драматическом спектакле "Дневник Анны К.". Лев Шульман. Легендарный создатель "Провинциальных танцев" - самый оригинальный на Урале автор культурных проектов. Шульман не ставит сам, он вовремя делает правильный выбор, приглашая нужных людей. Его Центр производит не просто современное искусство, но искусство будущего. Шульман - воспитатель новой генерации танцовщиков, несущих новое мироощущение. Дети его школы под руководством Эстер Галь (Венгрия) исследуют танец "на клеточном уровне" и превращают спектакль в способ релаксации публики. Шульман знакомит уральцев с мировыми достижениями, встраивая их в культурную жизнь города (среди них - фантастический Акрам Хан на Фестивале британского танца), и создает для них возможность свободного художественного транса, каким стал Фестиваль современного искусства Нидерландов. Такие люди и создают культуру нового типа - культуру с человеческим лицом. Ему пора Нобелевскую премию дать за уничтожение сословных и прочих барьеров в искусстве, за новый культурный менталитет Екатеринбурга. Теперь подался в образование, став деканом факультета современного танца Гуманитарного университета. Лев ШУЛЬМАН, екатеринбуржец: «Для меня нет разницы, где делать то, что я делаю» - Говорят, Екатеринбург становится российским центром современной культуры, стирается граница между провинцией и столицей. - Думаю, дело не в словах. Для меня это понятия не географические. Это имеет отношение к менталитету, самосознанию и самоощущению. Неважно, где ты, во много раз важнее - КТО ты и С КЕМ. Провинциальность - она в голове. Немало людей, живущих в столицах, до предела провинциальны (в худшем смысле этого слова) по уровню и способу мышления, по кругозору, и как следствие - по своим действиям. И немало примеров, когда человек, живущий в провинции (в географическом понимании), мыслит и действует в планетарном масштабе. - И все-таки Екатеринбург - столица, провинция, или статус не имеет значения? - Что такое столица - место, где много всего собрано (денег, людей, домов, возможностей), а провинция - где всего этого меньше? Может, для кого-то такое скопище хорошо, а для меня нет. Оно создает тот самый "столичный ритм", который не позволяет человеку думать о человеке, а иногда не позволяет о самом себе думать как о человеке. Для меня нет разницы, где делать то, что я делаю. Я всю жизнь делаю это в Свердловске, Екатеринбурге, но в равной степени я мог делать это же в Москве или Тугулыме. Но если бы пришлось выбирать между Москвой и Тугулымом, я бы предпочел Тугулым. И лишь по одной причине: там человеку больше интересен человек, там больше надежд на то, что искусство не будет превращаться в культуру.
Комментарии
Прямой эфир