Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ралиф САФИН: "Не должно быть в семье слишком много бизнесменов"

О Ралифе Сафине, сенаторе от Республики Алтай, бывшем первом вице-президенте "ЛУКОЙЛа" и папе Алсу, говорят многое. Что он собирается баллотироваться на пост президента Башкирии, что его сын Марат контролирует сахарный бизнес в Молдове, что сам он не просто так ушел из "ЛУКОЙЛа". " В "ЛУКОЙЛе" есть так называемые кланы, - рассказал Ралиф Сафин. - Это государство в государстве. И поэтому противостояние, конкуренция неизбежны. Но главное - какие решения принимает президент компании… Я не исключаю для себя возможности того, что однажды выдвину свою кандидатуру на выборах в Башкирии, но только когда почувствую в себе силы… Алсу сама решила петь. При этом лично я считаю, что рисует она очень хорошо, может быть, не хуже, чем поет. Конечно, я помогал ей на первоначальном этапе ее карьеры, в том числе и деньгами…”
0
Ралиф Сафин рассказал о бизнесе, политике и семье (фото: Д.Астахов)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
О Ралифе Сафине, сенаторе от Республики Алтай, бывшем первом вице-президенте "ЛУКОЙЛа" и папе Алсу, говорят многое. Что он собирается баллотироваться на пост президента Башкирии, что его сын Марат контролирует сахарный бизнес в Молдове, что сам он не просто так ушел из "ЛУКОЙЛа". При этом сам господин Сафин последнее время не дает больших интервью. Но для корреспондента "Известий" Григория ПУНАНОВА он сделал исключение. О бизнесе, политике и семье Ралиф САФИН рассказывал в своем тесном сенаторском кабинете, который не имеет приемной и ничуть не больше московской кухни. Пока шла беседа, он отвечал на телефонные звонки и пару раз даже заказывал кому-то пропуск. В голове не укладывалось, что этот человек обладает многомиллионным состоянием, называет по именам российских олигархов и дружит с президентами сразу нескольких стран. - Почему вы ушли из бизнеса? - У меня запись в трудовой книжке не менялась 25 лет. - Неужели надоело? - Я занимался нефтью всю жизнь. Из Башкирии - на Север, с Севера - в Москву. Сначала в "ЛУКОЙЛе" был первым замом по производству. Отвечал за бурение, добычу. Потом Алекперов попросил меня возглавить коммерческий блок. Нужно было завоевывать российский рынок, выходить на зарубежный. Я практически не жил дома - постоянно в разъездах, командировках. Огромная работа. Тяжелый бизнес. Но я свой долг перед "ЛУКОЙЛом" выполнил. - Усталость накопилась... - Да, усталость... Потом, подросли дети. Старшему сыну 29, среднему - 25, Алсу - 19. А младшему шесть лет. Тех не видел, хочу хотя бы этого видеть чаще. - То есть вы сами решили уйти? - Сам. Это была моя идея. - Какие отношения у вас сейчас с Вагитом Алекперовым? - Хорошие. Вот на днях с ним встречались. Ему все равно пришлось бы обновлять команду менеджеров. Набирать новых людей с языками, с опытом работы за рубежом. Я первый это понял. - Ходят слухи, что внутри команды менеджеров "ЛУКОЙЛа" существуют серьезные конфликты. В чем их суть? - Я не думаю, что есть серьезные конфликты. А противоречия внутри команды - естественная вещь. В "ЛУКОЙЛе" есть так называемые кланы. Финансовый клан, производственный клан. На самом же деле это не кланы, это подразделения компании. И вот эти самые подразделения борются за влияние. Кто из них сильнее? Кто влиятельнее на совете директоров, кто большее воздействие оказывает на президента компании при принятии решений о дальнейших инвестициях? Что выгоднее - строить заправочную станцию или бурить новую скважину? Или купить новый завод? Или заниматься экспортом нефти? При этом деньги на кону огромные. Оборот "ЛУКОЙЛа", бюджет "ЛУКОЙЛа" сравним с бюджетом многих стран. "ЛУКОЙЛ" - это государство в государстве. И поэтому противостояние, конкуренция неизбежны. Как неизбежны, например, конкуренция и противостояние в правительстве России. Но главное - какие решения принимает президент компании. А Алекперов - очень сильный лидер. И сильный политик. - Последний вопрос про "ЛУКОЙЛ". Кто и почему похитил Сергея Кукуру? - У меня есть своя версия, но раскрывать ее я не буду. Не хочу помешать следствию. Могу только сказать, что сам он себя не похищал, Алекперов это преступление не заказывал и с бизнесом "ЛУКОЙЛа" похищение не связано. Это чистый криминал с целью получения денег. - Почему вы ушли из бизнеса, вы объяснили. Но почему пришли в политику? - Я видел, как многие люди становятся политиками. Я лично знаю всех президентов стран СНГ, знаю многих лидеров в Восточной Европе, поддерживаю с ними связь. Я знаю, в чем заключаются задачи политика, мне они интересны. И я уверен, что справлюсь. - Почему вы выбрали именно Республику Алтай? - Мне поступали предложения от разных регионов. Но я решил выбрать Горный Алтай потому, что, на мой взгляд, это самый богом забытый регион. Там море нерешенных проблем. Там нет газа, нет железной дороги, нет аэропорта. А я могу помочь. Поэтому и согласился. - Недавно прокуратура Республики Алтай возбудила уголовное дело по факту вырубки редких пород деревьев под строительство вашей резиденции. Это тоже политика? Или это криминал? - Я вам сейчас расскажу, как все было на самом деле, а вы сами выводы сделаете. Первый раз я приехал в Горный Алтай летом этого года, когда меня выдвинули в сенаторы. Прилетел, а переночевать - негде. Гостиниц там нет. Мне нашли по знакомству какую-то квартирку, без воды, без туалета... Потом меня выбрали сенатором. Дальше что я должен делать? Я должен искать инвесторов, я должен делать все, чтобы в республике начал развиваться бизнес, чтобы деньги в бюджете появились. Для этого нужно создавать инфраструктуру. Но чтобы построить аэропорт, нужно привезти в республику Франка. Чтобы тянуть газ - Миллера, чтобы вести железнодорожную ветку - Фадеева. Но где я их поселю? Негде. Поэтому я и решил первым делом построить гостиницу. Позвонил в Финляндию, заказал коттедж. Спросил: где здесь можно строиться? Мне сказали - здесь. - Кто это вам сказал? - Лапшин Михаил Иванович, глава республики; Москалев, зампред правительства; некоторые члены госсобрания; да многие. Рядом с тем местом, на которое они указали, раньше уже была гостиница. Но предшественники Лапшина ее продали в частные руки, и теперь это здание уже гостиницей не является. Я решил было его выкупить, чтобы время не терять, но не сумел. Когда новые собственники узнали, кто хочет у них купить здание, они начали поднимать цену. И так ее взвинтили, что в итоге я понял: дешевле будет построиться. Так вот, участок мне выделили прямо рядом с забором той бывшей гостиницы. Какие там редкие деревья растут - я не знаю. Через два месяца из Финляндии пришел дом. С мебелью. Где я на Алтае мебель куплю? Мне порекомендовали строительную фирму. Я профинансировал работу. Они начали строиться. Причем это же я не себе лично строю. - Дом вам не принадлежит? - Нет. Он принадлежит компании "Гленкор". - И вы к "Гленкору" никакого отношения не имеете? - Нет, ни учредителем, ни акционером, никем я там не являюсь. Почему претензии предъявляются мне, я вообще не понимаю. Очевидно, заказ какой-то. Причем кому я там мог помешать - не знаю. Пока что я только трачу в республике свои деньги. - Сколько уже потратили? - Около двух миллионов долларов. - Личных? - Личных. - Не в кредит, просто так? - Безвозмездно. - На что? - На строительство гостиницы с оздоровительным комплексом ушло около одного миллиона долларов. Примерно столько же - на многое другое. В республике 11 районов. В каждом районе - больница. И ни у одной нет машин "скорой помощи". Я подарил каждой больнице по "скорой помощи". Жители республики ни разу не видели звезд эстрады. Я свозил туда звезд. Два концерта организовал, естественно, бесплатных. Туда приехали Губин, "Гости из будущего", Лещенко, Алсу. Дети из республики никогда не отдыхали на море. 450 детей тремя самолетами я отправил в Анапу. Милиции было не на чем ездить - купил машины милиции. Всего было приобретено 17 автомобилей "Нива". Обрабатывать сельхозугодия - не было техники. Я купил 14 "Камазов". Сейчас покупаю 54 трактора "Беларусь". Парламент нуждался в ремонте, там от холода невозможно было заседать - отремонтировал. Сделал ремонт даже в кабинете главы республики Лапшина. Там и на это денег не было. В итоге ко мне уже начали очереди выстраиваться из просителей. Мои помощники открыли мою приемную и начали вести прием. Может, кому-то что-то не дали. Может, прокуратуре отказали? Не знаю. В итоге появилось это уголовное дело. Но я думаю, оно закончится ничем. Там ежегодно гниет 3 миллиона кубометров леса просто потому, что за ним никто не следит. В январе я эту гостиницу буду открывать. Приглашу гостей, телевидение. Пускай все смотрят - что я там вырубил и зачем. - Зачем вам вообще все это понадобилось? - Я туда приехал, посмотрел, как люди живут, и понял, что могу помочь. Это меня и зацепило. - А почему говорят, что вы в президенты Башкирии планируете идти? - Потому что я действительно этого не исключаю. Я же никогда не скрывал, что пришел в политику надолго. И, конечно, я думаю о своем будущем и не хочу быть все время только сенатором. Я сам родом из Башкирии. Мне небезразлична судьба республики, у меня там живут родители, которых я постоянно навещаю. И я не исключаю для себя возможности того, что однажды выдвину свою кандидатуру. Не одному же человеку там все время руководить. Но я пойду на выборы в Башкирии, только когда почувствую в себе силы. Но пока время еще не пришло. Рано об этом говорить. - Какие-то консультации на эту тему вы с администрацией президента уже вели? - Нет. - Вы участвуете в управлении футбольным клубом "Спартак", акционером которого являетесь? - Фактически нет. К сожалению, нет времени. Поэтому буду продавать свои акции. Бессмысленно заниматься бизнесом, в котором ты не принимаешь решений. - Сколько времени вы проводите дома? - Раньше 80 процентов проводил на работе. Сейчас у меня больше времени на семью. Детей вижу постоянно. Вот Алсу, например, уже три месяца у нас живет. - Как при вашей работе вам удалось сохранить семью? - Мне друзья часто этот вопрос задают. Потому что у многих людей, добившихся больших успехов в карьере, семья, дети - слабое звено. У нас в семье воспитанием детей занималась моя жена. И она вникала во все вопросы. Она ходила в детские сады, в школы. Я был либо на работе, либо в командировках. Домой приезжал только поспать. Но при этом я оставался авторитетом. Мало времени дома бываю, много - не важно. Для детей всегда был праздник, когда я появлялся. Хотя, я думаю, я оставался строгим отцом. Что же касается выбора профессии, то каждый сам себе путь выбрал. Я им только помогал. - Деньгами? - Не только деньгами. Вот Алсу: сама захотела пойти в музыкальную школу. Я думал, она станет композитором или пианисткой. Но она решила петь. При этом лично я считаю, что рисует она очень хорошо, может быть, не хуже, чем поет. Когда-нибудь я организую ее выставку. Конечно, я помогал ей на первоначальном этапе ее карьеры, в том числе и деньгами. Но больше - организационно. Учил ее, как правильно вести дела, как защищать авторские права, как платить налоги. А сейчас она сама руководит своей группой. - Финансовыми делами Алсу занимаются люди, которых вы ей порекомендовали? - Да. Потому что я хочу, чтобы ее бизнес был абсолютно чистым. - Ваши сыновья меньше на виду. Чем они занимаются? - Старшему, Руслану, 29 лет. Он окончил Уфимский нефтяной колледж, стажировался в Канаде. Сейчас занимается нефтяным бизнесом, работает в "ЛУКОЙЛе". Но в ближайшее время планирует уйти из компании, и, я думаю, правильно. Не должны мои сыновья работать в "ЛУКОЙЛе" после меня. Среднему сыну, Марату, 25 лет. Он закончил школу в Оксфорде, Лондонскую школу экономики. Занимается и сахарным бизнесом в Молдове, и телекоммуникационным бизнесом. К нефтяному никакого отношения не имеет. Серьезный, обеспеченный, талантливый бизнесмен. У него большое будущее. А младший сын - Ренард. Ему шесть лет. Занимается теннисом, плаванием, ходит в нулевой класс. Живет в Москве. - Где он будет учиться? - Это уж как он сам выберет. Но я мечтаю, чтобы он закончил МГИМО или МГУ. И я хочу, чтобы он избрал себе любую профессию, не связанную с бизнесом. - Боитесь, что интересы ваших детей могут пересечься? - Нет, этого я как раз не боюсь. Просто внутренний голос мне подсказывает: не должно быть в семье слишком много бизнесменов.
Комментарии
Прямой эфир