Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Все проходит. Прошло и это

В понедельник в ЦДХ на Крымском валу паковали вещи - ярмарка закончилась, и оставшиеся непроданными книги, а также разнообразные элементы оформления, которые к продаже и не предназначались, должны были освободить помещение. Как определить, была ярмарка успешной или не очень? Конечно, через какое-то время станет известно, сколько человек ее посетило, сколько было куплено (продано) книг и каких именно. Но есть и другие критерии, видные простому глазу. И если верить ощущениям, то ярмарка non/fiction определенно удалась. Толпы народу были? Были. Очереди в кассу стояли? А то как же. А в гардероб? Еще какие!
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В понедельник в ЦДХ на Крымском валу паковали вещи - ярмарка закончилась, и оставшиеся непроданными книги, а также разнообразные элементы оформления, которые к продаже и не предназначались, должны были освободить помещение. Как определить, была ярмарка успешной или не очень? Конечно, через какое-то время станет известно, сколько человек ее посетило, сколько было куплено (продано) книг и каких именно. Но есть и другие критерии, видные простому глазу. И если верить ощущениям, то ярмарка non/fiction определенно удалась. Толпы народу были? Были. Очереди в кассу стояли? А то как же. А в гардероб? Еще какие! В зоне семинаров (с прошлого года больше известной как "за стеклом") шумели, как им и положено, семинары. Один из них, "Литература, рынок и литературная критика", пытался определить место критики между продавцом и покупателем (незавидное). Другой риторически назывался: "Легко ли быть издателем интеллектуальной литературы между академической Сциллой и попсовой Харибдой". Третий обсуждал проблемы перевода англоязычной литературы, четвертый, наоборот, японской... Здесь же время от времени проходили презентации отдельных книг, а также целых книжных серий. Но все это были по большей части "споры славян между собой". А вокруг кипела настоящая жизнь. Народ давился за недорогими книжками издательства "Азбука", многие из которых заканчивались буквально на глазах. Пока я думала, купить или не купить дешевенькие "Опасные связи" Шадерло де Лакло, их уже купили другие. То же самое произошло с книгой Елены Съяновой "Плачь, Маргарита" из серии "Оригинал" издательства ОЛМА-ПРЕСС. Кстати, эту многострадальную серию загнали куда-то в темный угол, и как люди высмотрели эту книгу, просто непонятно. У ОГИ, кроме знаменитого кафе, где можно было встретиться с кем угодно, был еще и телевизор, который крутил выпуски передачи канала "Культура" "Порядок слов" с Николаем Александровым. Так сказать, "для тех, кто спит" в 10.20 и не может посмотреть их по мере выхода. На стенде издательства "Ad Marginem" лучше всего "уходил" Владимир Сорокин. Как оптом (новенький трехтомник), так и в розницу (здесь лидировало, конечно же, "Голубое сало"). А у издательства "Время", как и ожидалось, огромным спросом пользовалась пародия Андрея Жвалевского и Игоря Мытько "Порри Гаттер". Наконец-то выпустило всех лауреатов премии "Российский сюжет" (и не их одних) недавно созданное издательство "Пальмира". Почти все они присутствовали на ярмарке. Лауреат Светлана Борминская продавала свою "Охоту на старушку" и грустила: слишком дорого, многие смотрят, вздыхают, но покупают очень немногие. Мы уже писали о лауреатах премии "Известий". Не открою большой тайны: на ярмарке вручались и другие премии. Например, Андрея Белого, о лауреатах которой мы тоже уже писали. Еженедельник "Книжное обозрение" вручил премии "Человек книги" - за достижения года, прошедшего от прошлой ярмарки non/fiction до нынешней. Лучшим генеральным директором объявлена Алла Штейнман, руководитель издательства "Фантом Пресс", а главным редактором издательства - хулиган из "Лимбус-Пресс" Виктор Топоров. Лучшим редактором был назван Максим Немцов, "соавтор" переводчика Харуки Мураками Дмитрия Коваленина, а лучшим художником - Вячеслав Ерко, создавший адекватный иллюстративный ряд для книг Пауло Коэльо. Еще хотели наградить лучшего руководителя книготоргового предприятия (Михаила Иванцова, книготорговая сеть "Грамота") и лучшего продавца (Евгению Карпенко из "Сибирского дома книги" Новосибирска), но они народу не явились. Традиционно были вручены и две сугубо французские премии. Имени Ваксмахера - за лучший перевод на русский язык - Наталье Мавлевич (за перевод книги Беллы Шагал "Горящие огни", издательство "Текст"). И Леруа-Болье - за лучшее российское произведение о Франции - Надежде Бунтман (за составление трехтомника Жана Кокто "Проза, поэзия, сценарий, театр", а также комментарии к нему и предисловие, издательство "Аграф"). А ярмарка на сей раз была действительно международной. Кроме официальных гостей - скандинавов, в ней участвовали украинцы и японцы, британцы и французы. И это, похоже, не предел.
Комментарии
Прямой эфир