Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Многостаночники

Если судить по числу программ и частоте появления в кадре, Владимир Соловьев - главное лицо канала ТВС. Почему выбрано именно соловьевское лицо - сказать не берусь: возможно, других "писателей" у них для нас попросту нет, а этот под рукой и рвется в бой, то есть в эфир с нечеловеческой силой. Любуясь собой, он буквально впивается в свое изображение, строя самому себе глазки, растягивая губки в полуулыбке, сдвигая брови. Особое удовольствие доставляет ведущему звук собственного голоса - он то понижает его почти до полушепота, то добавляет саркастических ноток, то доверительно воркует
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Соловьев и решка Владимир Соловьев запустил на канале ТВС аж третью программу. Ежедневно по будням он ведет после девятичасовых новостей "Смотрите, кто пришел". Утром в субботу - "Завтрак с Соловьевым" (не в том смысле, что завтракает сам с собой, а в том, что приглашает к себе на завтрак именитых гостей и телезрителей). И вот теперь еще в пятницу вечером Соловьев выходит на "Поединок" в качестве рефери. На ринг приглашаются политические оппоненты, а Соловьев между ними - в белой рубашке, красном галстуке-бабочке и при красном же шелковом поясе. Картинно становится в позу рефери, широко разведя руки, - поединок начинается. Если судить по числу программ и частоте появления в кадре, Владимир Соловьев - главное лицо канала ТВС. Почему выбрано именно соловьевское лицо - сказать не берусь: возможно, других "писателей" у них для нас попросту нет, а этот под рукой и рвется в бой, то есть в эфир с нечеловеческой силой. Между тем выражение главного "лица" всегда на редкость одинаковое. Кажется, что Владимир Соловьев смотрит не в объектив телекамеры, а в зеркало, в котором отражается тот, кто для него на свете всех милее, всех румяней и белее: он сам. Любуясь собой, он буквально впивается в свое изображение, строя самому себе глазки, растягивая губки в полуулыбке, сдвигая брови. Особое удовольствие доставляет ведущему звук собственного голоса - он то понижает его почти до полушепота, то добавляет саркастических ноток, то доверительно воркует. В программе "Смотрите, кто пришел" - банальном, по сути, информационном интервью - изображение ведущего постоянно присутствует в кадре, разделенном пополам. На одной картинке - Соловьев, на другой - гость программы. Несмотря на то что и ведущий, и гость сидят, как правило, в одной студии, они в общем кадре никогда не сходятся, что лишний раз подчеркивает равноправность и равноценность собеседников. В отличие от других - рядовых интервьюеров - Соловьев никогда не оказывается спиной к зрителю. Только лицом. И часто в его интонациях угадывается эдакая высокомерно-снисходительная нотка: дескать, какому ничтожеству я, великий, вынужден задавать вопросы, ответы на которые я и сам знаю, но так и быть, радуйтесь своему счастью - видеть меня, слышать, внимать звукам чудесного голоса. Новая программа Владимира Соловьева "Поединок" - калька сразу с нескольких программ, некогда выходивших в эфир. Сама форма, конечно, заимствована у знаменитого "Музыкального ринга" Тамары и Владимира Максимовых, которые первыми устроили состязания в эфире, разбив их, как в боксе, на раунды. На память приходят и "Один на один" Александра Любимова, и предвыборные политические дебаты - в общем, ничто не ново под Луной. В первом выпуске "Поединка" боксировали-сражались в словесной борьбе Виктор Илюхин и Николай Травкин. Спорили на тему: лишать первого президента России Бориса Ельцина особых привилегий или оставить в покое. Разумеется, симпатии зрителей оказались на стороне более темпераментного и убедительного в аргументах Илюхина, сторонника бескомпромиссной борьбы с привилегиями, и в особенности с конкретными привилегиями Ельцина. В принципе же, несмотря на бойцовскую форму программы, поединок оказался вялым и беспредметным: мало ли сегодня действительно насущных проблем, чтобы горячо и заинтересованно обсуждать тухловатую тему ельцинских заслуг или ошибок? В тусклой темной студии "мышастые", выходящие в тираж дяденьки пытались спорить и отстаивать собственные позиции, но сошлись в дружеском рукопожатии. Получился и не "Поединок", и не дискуссия - так, маловыразительный разговор ни о чем. А что же Соловьев? А он, как водится, красовался на фоне гостей и зрителей. Становился в позу рефери, демонстрировал себя анфас и в профиль, картинно вскидывал голову со взбитым на ней коком из волос, играл голосом. И даже на монетке, которую подкидывают участники "Поединка", определяя очередность выхода к микрофону (орел-решка), выгравировано изображение Соловьева в профиль. Орел! Не решка. В общем, Соловьева на канале ТВС много, а толку мало. Потому как из всех его программ ускользает смысл. Внимание фиксируется не на приглашенном госте и не на содержании разговора, а на прическе ведущего, его костюме, галстуке, переливах голоса и мимике лица. Кто-то верно подметил: у многих телеведущих-мужчин от постоянной публичности женские гормоны забивают мужские, и мужики, подобно иным женщинам, начинают любоваться собой, кокетничать и "строить глазки". В политической журналистике это выглядит особенно комично. Или трагично, если иметь в виду, что на нашем ТВ настоящей политической журналистики и так - раз-два и обчелся. Министр плюс ТВ Михаил Швыдкой ведет две программы - "Культурную революцию" на канале "Культура" и "Театр плюс ТВ" (вместе с Екатериной Уфимцевой) - на канале "Россия". Повторы "Культурной революции" к тому же идут теперь и на "России", и темы старых и новых выпусков иногда забавно перекликаются. Так, на минувшей неделе "Россия" показала программу на тему "Художник не должен управлять государством", а "Культура" - "Люди искусства должны дружить с властью". Михаил Швыдкой - отличный телеведущий: живой, остроумный, самоироничный. Но даже это обстоятельство не дает до конца абстрагироваться от должности, которую он занимает в правительстве России, и соответственно от неизбежных аллюзий. Сам он легко парирует намеки и подначки своих гостей - людей искусства, которые, приходя в его программу, так или иначе демонстрируют свою дружбу с властью. Кто-то из телеведущих с завистью сказал: "Конечно, Швыдкому хорошо, у него административный ресурс - любой деятель искусства не захочет, а придет на запись, когда его зовет лично министр культуры. И даже если в ходе программы чуть похамит в адрес ведущего - знает: ничего ему не будет. Наоборот, зачтется, что в нужный момент пошел навстречу самому министру". Разумеется, завистники и злые языки любят посудачить о том, какое место работы у Швыдкого основное - ТВ или Министерство культуры, считается ли главной обязанностью министра нести культуру в массы, и кто в эти часы остается за него "в лавке"? Пересуды эти начались в тот период, когда Михаил Швыдкой только запустил программу "Культурная революция" на канале "Культура", поутихли, когда он продемонстрировал достойный уровень ведения, и возобновились, когда Швыдкого на ТВ стало много. Стало быть, все дело в чувстве меры. Показ "Культурной революции" сразу на двух каналах - перебор. И ведение славных театральных капустников под рубрикой "Театр плюс ТВ" - излишество: Екатерина Уфимцева прекрасно справлялась сама, теперь же, при соведущем-министре, она смущается и робеет, а харизматичный, раскованный Швыдкой вольно или невольно доминирует и забивает Уфимцеву, оставляя ей роль девочки на подпевках. Да и формулировки некоторых тем "Культурной революции" в контексте личной биографии ведущего выглядит иногда бестактными и провокативными по отношению к гостям программы - как в случае с последней темой "Люди искусства должны дружить с властью". И ни ирония, ни самоирония Швыдкого не избавляют от некоторого чувства неловкости, когда участники программы делают реверансы в его сторону, стараясь при этом не впасть в откровенную лесть или, напротив, неудачной шуткой ненароком не обидеть... Оскар Фельцман в ходе последней дискуссии заметил: "Руководить государством очень интересно". Михаил Швыдкой мгновенно отпарировал: "Не знаю - не пробовал". Я вот все мучаюсь, это он как кто заявил - как телеведущий или как член правительства? Или просто - для красного словца?
Комментарии
Прямой эфир