Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр РОГОЖКИН, режиссер: "Хочу снять мультфильм о тараканах"

О режиссере Александре Рогожкине сейчас говорят много. Это и понятно: на Московском кинофестивале его фильм "Кукушка" получил призы за режиссуру и лучшую мужскую роль. До этого Рогожкин снял несколько вполне "чернушных" картин ("Караул", "Чекист", "Жизнь с идиотом"), реалистический "Блокпост" о чеченской войне и несколько веселых фильмов - про особенности национальной охоты и рыбалки. Теперь он и вовсе полон неожиданных планов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Александр РОГОЖКИН практически не дает интервью, но сделал исключение для внештатного корреспондента "Известий" Александра ПОЗДНЯКОВА. - Почему вы свой фильм назвали "Кукушка"? "Кукушками" на финской войне называли снайперов-камикадзе, но у вас героиня говорит, что она "кукушка". Кого все-таки вы имели в виду? - Я всегда люблю названия, которые имеют несколько смыслов. Поэтому сценарий назывался просто "Кукушка", а подзаголовок был "Кукушка, вскормившая птенцов". Это название отражает противоестественность ситуации, противоречия которой заложены и в самом фильме, - противоестественность войны, конфликты между людьми, которые встретились на этой войне, и Анни - "кукушка", примирившая двух врагов, которые не знают, что война окончена. - Как вы сами определяете жанр картины? - Сага. Не эпос, а именно сага. Могу поспорить с филологами, которые считают, что это синонимы. Если эпос допускает вымысел как сказочный мотив, то сага - рассказ о событиях, которые происходили в реальности или могли быть таковыми. - Дело происходит в 1944 году, когда "зимняя война" уже закончилась. Главный герой - финн по имени Вейко... - Для меня все три героя - главные. Это Анни, представитель народа саами, одного из древнейших на севере Европы. Раньше их у нас называли лопарями, а потом стали называть саамы, хотя правильнее - саами. Два других героя - русский капитан и в душе поэт Иван Картузов и снайпер-смертник Вейко, финн. Вейко, изучавший филологию в Стокгольме, является носителем европейской культуры. А капитан Картузов - человек грубый, брутальный. Для него враг - это враг, которого надо уничтожить! И в то же время это советский капитан, который пишет стихи. И поэтому в его речи иногда прорывается сущность его поэтической души. Картузов иногда говорит просто, иногда нет. - Виллэ Хаапасало и Виктор Бычков - ваши постоянные актеры. Как вы нашли Анни-Кристину Юусо и как вам с ней работалось? - С ней работалось замечательно. А нашел ее по моей просьбе Виллэ. Мы искали исполнительницу среди наших саами, которые живут на территории России - их полторы тысячи, но среди них не оказалось профессиональных актеров. Виллэ нашел по интернету четырех человек и попросил их отсняться на кассету. Анни ему не понравилась. А мне как раз понравилась: на кассете она сидела, почесывалась, зевала - ей было скучно до безумия, она не понимала, что ей нужно делать, зачем вообще все это нужно. Вилли понравилась красавица, изумительная фотомодель - Наоми Кэмпбелл рядом с ней выглядела бы жалко. Саами не очень-то рослая раса, но у них большие, очень выразительные глаза. - Правда, что "Кукушку" выпустят в американский прокат? - Чтобы понять, правда это или нет, нужно поговорить с Сергеем Сельяновым, моим продюсером. Я в эти вопросы не вмешиваюсь. Каждый нормальный фильм должен обладать своим мифом. Витя Бычков по моей просьбе поправился на двадцать килограммов. Ему пришлось съесть четырнадцать килограммов паюсной икры. - Хорошо, однако, живется актерам у Рогожкина... Вы снимали комедии, мелодрамы, философские притчи. Но зрители вас больше знают из-за "национальных особенностей"… - Фильм есть фильм. Когда мы снимали "Охоту", я всех предупреждал, что мы снимаем не комедию. Леша Булдаков после просмотра первой "Охоты" подошел и сказал мне: "Ничего не понимаю, чего они все смеются - мы же снимали серьезный фильм?" Лучше снимать серьезный фильм, а уже зрителю решать, плакать на нем или смеяться. - Вы придумали маски героев "Охоты", которые потом были растиражированы и стали знаковыми. Вы придумали маски и "Ментам"? Вы же сняли первый фильм этого сериала? - Это у Кивинова все было написано, я просто реализовал то, что было в книгах. - Вы скромничаете. Я бы сказал, вы - "отец-основатель" этого сериала, и не только этого. Вы трудоголик, пишете сценарии непрерывно - у вас есть такая потребность? - "Кукушка" отняла безумное количество сил. За это время я написал только две заявки на мультфильмы, но даже заявками их нельзя назвать - скорее, это либретто, потому что они слишком большие. Мой продюсер просит, чтобы я упростил их до обычного европейского размера, для того чтобы можно было к кому-то обратиться. Правда, пока упростить не получается. - Сегодня все говорят о том, что "кризис" нашего кино закончился. Вы согласны? - Не было никакого кризиса. Разве что с финансами. Все это ерунда. Я придерживаюсь мнения Диброва, который сказал: "Если на выставке есть две-три хорошие картины - это хорошая выставка". Так же надо подходить и к кинематографу - невозможно снимать сто шедевров в одной стране. Это нереально, во-первых, а во-вторых, никому не нужно, потому что эти шедевры никто смотреть не будет. Кино все-таки явление не столько массовое, сколько штучное. У каждого фильма есть свой зритель, есть свой почитатель, есть свой противник. Подходишь к книжному лотку и выбираешь себе книгу - роман, чтиво для метро или книжку, которую можно использовать только в качестве туалетной бумаги, - это твое право! С кино то же самое. - Почему вы не ездите на фестивали? Даже премию получать за "Кукушку" вышел ваш продюсер. - Вот здесь, на этой улице, я живу. Мы до этого говорили о мифологии места. Мифология моего места состоит в том, что здесь мой дом, рядом кафе "Кэт" - в этом пространстве и рождалась "Кукушка". Когда Виллэ с Витей пришли ко мне домой, попросили написать пьесу и рассказали какой-то безумный, тупой сюжет, я тут же придумал сюжет "Кукушки" и рассказал им его. Они сказали, что это ерунда. Рассказал свой второй сюжет - им не понравилось. Через месяц я бросил пьесу, которую писал до этого. После этого у нас были большие проволочки с продюсерами. Я дал почитать сценарий Сергею Сельянову, когда уже совсем отчаялся, что время уходит, а мы его еще не запустили. Сельянов пришел ко мне домой, потом к нам присоединилась Анни, мы пошли в кафе, где она впервые в жизни выпила пятьдесят грамм чачи. Ее так замечательно развезло и она была такая великолепная, что тут же была утверждена на роль. Почему я говорю о мифологии фильма? Когда я писал сценарий, героиню звали Анни. И вдруг появляется маленькая Анни-Кристина Юусо, но она себя просила называть просто Анни. Имя героини, вымышленное мной, и имя реальной актрисы, которая собиралась ее играть, было одно и то же. Тогда я подумал, что это какой-то знак. Да и экспедиция прошла успешно. Мы думали, что мы будем раза три выезжать в Кандалакшу. Нам нужно было снять осеннюю натуру - основной блок, потом конец зимы и плюс еще Страну мертвых, которую я хотел снимать в Крыму, на Казантипе. Сельянов, скрипя зубами (он понимал, что это значительно удорожит съемки), согласился. Но получилось так, что мы все снимали в Карелии, Страну мертвых - под Кировском, и даже когда нужен был снег, на один день он все-таки выпал. Тоже какое-то знамение. - И традиционный вопрос - какой фильм вы сейчас делаете? - Я хочу запустить полнометражный мультфильм о тараканах, которые помогли союзникам выиграть Вторую мировую войну. А что вы думаете об этом?
Комментарии
Прямой эфир