Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Крыша уехала

4 июня "Известия" в статье Николая Гритчина "Крыша приехала" рассказали о том, как получил жилье cтавропольский прокурор Виктор Чаплыгин. Глава города своим распоряжением рекомендовал местным бизнесменам перечислить деньги на покупку особняка для стража закона. На следующий день после выхода материала прокуратура отстранила Чаплыгина от должности. Но выясняется, что в другом районе края предпринимателей тоже попросили помочь с покупкой жилья для прокурора
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
4 июня этого года "Известия" в статье собственного корреспондента Николая Гритчина "Крыша приехала" рассказывали о том, как получил служебное жилье прокурор Ипатовского района Ставропольского края Виктор Чаплыгин. Глава города Ипатово своим распоряжением рекомендовал местным бизнесменам перечислить деньги на покупку особняка для стража закона. На следующий день после выхода материала прокуратура Ставропольского края отстранила Чаплыгина от должности (см. номер от 7 июня 2002 года), одновременно обвинив газету в тенденциозности. Но выясняется, что описанный случай - не единичный. В другом районе края - Новоселицком - предпринимателей тоже попросили помочь с покупкой жилья для прокурора Василия Щербакова. Пять предприятий уже перечислили на специальный счет около 100 тысяч рублей. На следующий день после того как "Известия" попросили прокомментировать этот факт прокурора края Роберта Адельханяна, собранные деньги были направлены пострадавшим от наводнения. Именем закона В распоряжении редакции имеется письмо председателя совета глав муниципальных образований Новоселицкого района Ставропольского края Александра Князева от 16 апреля 2002 года № 8. Документ адресован руководителю сельхозпредприятия "Свободный труд" Николаю Шурупову. Чиновник пишет: "В соответствии со ст. 44, ч. 4 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" органы местного самоуправления обязаны в течение 6 месяцев предоставить жилье прокуратурским работникам. Однако в связи с отсутствием на эти цели денежных средств более года прокурор не имеет жилья на территории района. Прошу оказать финансовую помощь и перечислить денежные средства в Новоселицкую районную государственную администрацию на счет фонда "Правопорядок" с целью точного исполнения требований федерального закона". Далее - банковские реквизиты и подпись. Аналогичные письма были направлены Александром Князевым и на другие предприятия района. Руководители сельхозпредприятий отреагировали оперативно. Уже через несколько дней на счету фонда "Правопорядк" оказалась сумма в 100 тысяч рублей. Колхоз "Родина" и АОЗТ "Артезианское" перечислили по 20 тысяч рублей уже 23 апреля, 4 мая 20 тысяч пожертвовал "Колхоз им. 1 Мая", 7 и 12 мая столько же денег направили на покупку служебного жилья для прокурора района колхоз "Луч" и сельхозартель "Свободный труд". "Лишних денег у нас не бывает", или Кто виноват и что делать? Прокурор Новоселицкого района Василий Щербаков знал, каким образом решается его жилищный вопрос. Об этом говорят и руководители предприятий-спонсоров, и сам глава Новоселицкого муниципального образования Александр Князев. - Первый разговор по поводу жилья у нас с прокурором Щербаковым состоялся в марте этого года, - рассказывает Князев. - Прокурор показал мне закон "О Прокуратуре". Там сказано, что мы, то есть органы местного самоуправления, должны предоставить ему служебное жилье в течение шести месяцев. А он к тому моменту проработал у нас уже целый год и до сих пор не имел жилья. Поэтому я пригласил прокурора на ближайшее собрание глав муниципальных образований района, чтобы там сообща и обсудить проблему. На собрании выяснилось, что ни у одного из муниципальных образований Новоселицкого района нет средств на приобретение прокурорского жилья. Поэтому чиновники вместе с прокурором решили обратиться за помощью к крупнейшим предприятиям района. - На мой взгляд, все было сделано абсолютно законно, - считает Александр Князев. - Ведь письмо - это не распоряжение и не постановление. Оно никого ни к чему не обязывает. Руководители предприятий, оперативно перечисливших деньги (например, Владимир Хромых, руководитель сельхозпредприятия "Родина"), рассказывают, что прокурор лично встречался с ними и обещал: приватизировать служебное жилье не будет, оно останется в муниципальной собственности и будет переходить от одного прокурора к другому. Попросил: "Если есть возможность - помогите". И подчеркнул, что дело это добровольное. Директора согласны: финансовую помощь они оказали добровольно. Их попросили помочь - они согласились и поборами все это не считают. Но подчеркивают, что даже потраченные 20 тысяч рублей - для них серьезная сумма. - Лишних денег у нас не бывает, - говорит директор сельхозпредприятия "Колхоз им. 1 Мая" Исаак Фахиров. - Но, как говорится, жить в обществе и быть свободным от общества невозможно. Мы все заинтересованы в том, чтобы прокуратура работала нормально. Но что есть норма? Новоселицкие предприниматели не в первый раз "скидываются" на нужды районной прокуратуры. В 2000 году при другом районном прокуроре здание прокуратуры было отремонтировано за счет тех же сельхозпредприятий: "Родины", "Свободного труда", "1 Мая", АОЗТ "Артезианское". Тогда было собрано и израсходовано 105 тысяч рублей. "Прокурору стыдно ко мне приходить" В прокуратуре Ставропольского края информированы о том, что прокурор Новоселицкого района полтора года живет без квартиры. Но только недавно, по словам краевого прокурора Роберта Адельханяна, узнали, что местные власти собирают деньги на прокурорскую квартиру с бизнесменов. Когда именно эта информация поступила в прокуратуру края, Роберт Адельханян уточнить не смог. Сказал, что не помнит. И дал жесткую оценку ситуации в Новоселицком районе: - Писать письма главам администрации, где выпрашивать с хозяйств деньги, - незаконно. Такого не должно быть. Жилье, конечно, должна предоставлять местная администрация. Потом она должна получить компенсацию от федерального бюджета через прокуратуру. Но это происходит далеко не всегда. "Как быть? И кто должен платить?" - задавался вопросом прокурор края во время разговора с корреспондентом "Известий". И сам отвечал: - Чтобы прокурор имел жилье на территории - в этом наверное больше интерес территории. Потому что если прокурор живет в другом районе, то он не может нормально исполнять свои прокурорские обязанности. По словам Роберта Адельханяна, прокуратура Ставропольского края не в состоянии купить прокурорам районов служебное жилье. Поэтому, очевидно, прокуроры сами поднимают свой жилищный вопрос на уровне местных администраций. - Прокурору стыдно ко мне приходить и ныть: дайте квартиру. И я звонить каждый день и требовать у генерального прокурора отфинансировать жилье тоже не могу, - жалуется Адельханян. Прокурор края утверждал, что прокурор Новоселицкого района Василий Щербаков не знал, что деньги на его жилье собирались с местных предприятий. Однако слова Роберта Адельханян не вызывали доверия. Тем более что сам новоселицкий прокурор заявил "Известиям" об обратном. "Я не жалуюсь" Встреча корреспондента "Известий" с Василием Щербаковым как раз и состоялась на следующий день после встречи с прокурором края. Прокурор Новоселицкого района первым делом продемонстрировал свое жилище. Дверь в комнату площадью примерно 3 на 3 метра открывалась прямо из его рабочего кабинета. - Здесь я ночую уже полтора года, - указал он на складной диван и в доказательство своих слов продемонстрировал сложенное под подушками постельное белье. - Кстати, это мой личный диван. Я сам его сюда перевез. Рядом был туалет. Чуть дальше - кухня с газовой плитой. Умывальник, где можно принять душ. - Я не жалуюсь, - улыбался прокурор. - Только семью сюда не перевезешь. Поэтому родных вижу только по выходным. По мнению Василия Щербакова, проводить параллели между ним и отстраненным теперь уже прокурором Ипатовского района некорректно. - В случае с Ипатовом, о чем писала ваша газета, действительно имело место нарушение закона, - заявил Щербаков. - Там глава муниципального образования издал распоряжение о сборе средств для приобретения прокурорского жилья. В моем случае все совсем иначе. Никто никого ни к чему не принуждал. Письма, которые были разосланы предприятиям, ни к чему не обязывали. Хочешь - перечисляй деньги. Не хочешь - не перечисляй. Закон не нарушен. Да и не жалуется, по-моему, никто. На вопрос об этической стороне вопроса прокурор ответил так: - На мою объективность не повлияет, перечислило ли то или иное сельхозпредприятие деньги в фонд "Правопорядок". Беседу прокурора с корреспондентом "Известий" прервало рабочее совещание, на которое к Василию Щербакову пришли сотрудники районной прокуратуры. Когда закончили обсуждение рабочих вопросов, Василий Щербаков в менее официальной манере обратился к подчиненным: - Вы прекрасно знаете, у нас в крае продолжается наводнение. Уже более 70 человек погибло, десятки тысяч людей лишились крова. Я предлагаю перечислить в фонд помощи от каждого из нас по суточной зарплате. Посмотрите дома теплые вещи: одежду, одеяла. И еще. На счету фонда "Правопорядок" при районной администрации собрано сейчас около ста тысяч рублей. Деньги перечислялись для покупки моего служебного жилья. Эти средства я тоже предлагаю перечислить пострадавшим от наводнения. А сам как-нибудь потерплю. Полтора года ждал, еще подожду. Возражений нет? Возражений не было. Теперь вопрос служебного жилья был для прокурора Василия Щербакова снят. - О служебной квартире я впервые заговорил спустя год после того, как сюда приехал, - рассказал прокурор. - Причем в шутливой форме. Но действительно, местная администрация не может купить муниципальное жилье за счет зарплат, пенсий и пособий. Нельзя нарушать один закон, чтобы исполнить другой. Поэтому Александр Князев и предложил встретиться с главами районных муниципалитетов, чтобы решить вопрос сообща. Решили: купить муниципальную квартиру или дом можно тогда, когда в бюджете появятся так называемые "свободные средства". Как правило, это происходит не раньше октября-ноября, и объем средств предсказать сложно. Пока же следует обратиться за помощью к крупным предприятиям. - Я подчеркиваю, мы собрались не только ради моего служебного жилья, - повторял Василий Щербаков, - а то вы еще напишете, что я их повесткой вызвал. Потом, рассказывает прокурор, состоялась вторая встреча: теперь уже прокурор разговаривал с руководителями предприятий. Говоря об этом, прокурор вновь подчеркнул, что собирались не только по поводу жилья. - Не к бандитам ведь обратились, - рассуждает Василий Щербаков. - С другой стороны, возьмите, к примеру, "Колхоз им. 1 Мая". Говорят, у них на счету около 100 миллионов рублей. В неурожайный год прибыль составляет не менее 20 миллионов. Что для них эти 20 тысяч? Не ответил Василий Щербаков только на один вопрос: когда именно он проинформировал краевую прокуратуру о том, что вопрос его служебного жилья решается с помощью местных предприятий. - Я не хочу на этот вопрос отвечать. А на вопрос "Почему?" ответил еще прямее: - Потому что не хочу. Вообще же прокурор был очень недоволен тем, что "Известия" обратили на него внимание. - Не надо делать из мухи слона. Раздувать проблему на пустом месте, - говорил Щербаков. - И я официально протестую против постановки этой проблемы через меня в средствах массовой информации. Почему проблема моего служебного жилья должна интересовать газету больше, чем меня самого? А для меня этой проблемы нет. Так и напишите! И аналогия с ипатовским прокурором здесь совсем не уместна. Мораль С одной стороны, сложно согласиться с прокурором Щербаковым. Ведь и в Ипатове и в Новоселицке местные власти пытались решить жилищные проблемы районных прокуроров за счет местных предприятий. С другой - все это еще раз доказывает: в России устные договоренности (или, как говорится, "понятия") пока эффективнее договоренностей письменных (законов). Статья 44 пункт 4 Закона о Прокуратуре РФ и впрямь обязывает органы исполнительной власти субъектов федерации и органы местного самоуправления предоставлять прокурорам и следователям благоустроенное жилье во внеочередном порядке, но не позднее шести месяцев с момента их назначения на должность. Расходы покрываются за счет федерального бюджета. Однако, как заметил даже прокурор Ставропольского края Роберт Адельханян, это происходит не всегда. Мы можем добавить от себя жестче: почти никогда. В итоге прокуроры вынуждены сами искать пути решения своих жилищных проблем. И осуждать их за это - язык не поворачивается. Тем более что невозможно провести аналогию между самим новоселицким прокурором Щербаковым и бывшим теперь уже прокурором Ипатовского района Виктором Чаплыгиным. Хотя бы потому, что Щербаков полтора года ночует в соседнем кабинете, а Чаплыгин получил особняк площадью 230 квадратных метров через 3 месяца после назначения. Да и собранные сто тысяч прокурор Щербаков все-таки предложил перечислить пострадавшим от наводнения. А бывший прокурор Ипатовского района Чаплыгин до сих пор живет в доме, купленном на деньги предприятий. К Чаплыгину и перейдем. Сделка Спустя три недели после публикации статьи про прокурора Ипатовского района Виктора Чаплыгина "Крыша приехала" "Известия" выяснили, что прокурор Чаплыгин за день до выхода газеты искал возможные пути снятия материала с газетной полосы. За содействие в этом вопросе он вроде бы даже предлагал прекратить уголовное дело, которое было недавно возбуждено в отношении местного предпринимателя Ивана Усенко. Невольным участником этих переговоров стал глава Ипатовского отделения Сбербанка Николай Чачуа. Он и поведал "Известиям", как было дело. - Я сидел в своем офисе, - рассказывает банкир. - Неожиданно мне позвонил секретарь прокурора Чаплыгина и попросил перезвонить прокурору. Я набрал его номер, мы к тому моменту уже были знакомы. Он спросил: "Ты не знаешь, кто заказал статью в "Известиях"?" Я уточнил, о какой статье речь, и признался, что встречался с корреспондентом "Известий" на Ставрополье Николаем Гритчиным, отвечал на его вопросы, но про "заказ" ничего не слышал. На этом наш разговор закончился. Минут через десять секретарша Чаплыгина позвонила снова. На этот раз она просила меня зайти к прокурору. Я пошел, благо тут недалеко. Пришел, он мне говорит: "Я все выяснил. Статью заказал бизнесмен Усенко, которого ты хорошо знаешь. Можешь с ним поговорить, чтобы он остановил публикацию?". Я пожал плечами, потому что знал: Усенко общался с журналистом так же, как и я. Никаких заказов он никому не делал. А прокурор тем временем продолжал: "Давай, поговори с ним. Если он остановит публикацию, я прекращу в отношении него уголовное дело". Я призадумался, все-таки дело серьезное. "Постой, - говорю, - и представь: я звоню Усенко. Усенко звонит корреспонденту "Известий" и просит остановить публикацию, потому что прокурор, мол, обещает прекратить в отношении Усенко возбужденное ранее уголовное дело. А Гритчин берет и публикует этот разговор. Что ты от этого выиграешь?" Чаплыгин призадумался. Я собрался уходить, но он меня остановил: "Звони прямо сейчас". Ладно, мое дело маленькое. Набираю номер Усенко и говорю: "Иван, я сижу в кабинете прокурора Чаплыгина, который предлагает сделку: прекратить твое уголовное дело в обмен на остановку публикации. Он просил меня спросить: ты это можешь сделать?" Иван обещал попробовать, но вскоре он перезвонил мне и сказал, что статья уже подписана в печать. Я передал эти слова прокурору Чаплыгину. На следующий день статья действительно вышла, и прокуратура Ставропольского края отстранила прокурора от должности. А я вскоре выяснил, что в день своего отстранения Чаплыгин успел возбудить уголовное дело в отношении моей жены - по факту уклонения от уплаты налогов. Бывший прокурор Чаплыгин, к которому "Известия" обратились за комментарием, в очередной раз на вопросы отвечать отказался. P.S. Сейчас уголовное дело в отношении Ивана Усенко по обвинению в мошенничестве передано в прокуратуру Ставропольского края. Сам Усенко говорит, что пока никаких репрессивных мер по отношению к себе не чувствует. А вот сотрудники Ипатовского отделения Сбербанка Андрей Федоров и Валентин Попов, которые тоже общались с корреспондентом "Известий" Николаем Гритчиным накануне выхода его статьи "Крыша приехала", больше не хотят встречаться с представителями газеты. И причина слишком очевидна. На днях прокуратура края предъявила им обвинение в попытке изнасилования - по делу, которое ранее уже дважды прекращалось. При этом дело в отношении Федорова и Попова и дело в отношении Усенко расследует один и тот же следователь отдела по расследованию коррупции и преступлений в сфере экономики Степанов. Прокурор Ставропольского края Роберт Адельханян не видит в этом ничего странного. - Не надо искать черную кошку в темной комнате, - посоветовал он корреспонденту "Известий". А что вы думаете об этом?
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир