Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

На танке Буданова я въехал в Урус-Мартан

Урус-Мартан в декабре 1999 года Западная группировка генерала Шаманова брала три дня. Сначала "столицу" чеченских ваххабитов обложили по периметру войсками. Попытки боевиков вырваться наказывалась быстро и жестоко - смертью. Из примерно 1000 вооруженных чеченцев смог выйти из "котла" только работорговец Арби Бараев с кучкой соратников. А потом на штурм Урус-Мартана пошли танки
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Урус-Мартан в декабре 1999 года Западная группировка генерала Шаманова брала три дня. Сначала "столицу" чеченских ваххабитов обложили по периметру войсками. Попытки боевиков вырваться наказывалась быстро и жестоко - смертью. Из примерно 1000 вооруженных чеченцев смог выйти из "котла" только работорговец Арби Бараев с кучкой соратников. А потом на штурм Урус-Мартана пошли танки. - Ну вот, только свободной прессы мне здесь и не хватало! - беззлобно чертыхнулся плотно сбитый подполковник, когда мы - Алексей Поборцев с НТВ, фотокор Юрий Козырев и я - первыми из журналистов пробрались на окраину поселка. - Еще и вопросы, наверное, задавать будете. А я вам не отвечу, потому что я не герой, а нарушитель дисциплины. Вы и представить не можете, как меня скоро "Шаман" "драть" будет... Подполковник объяснил за что. 160-му танковому полку была поставлена задача блокировать райцентр, но ни в коем случае не входить в Урус-Мартан. Танки в городе - это мы уже проходили во время трагического штурма Грозного в 1995 году... А он, командир полка Юрий Буданов, нарушил приказ и пошел на танках в деревню. - Понимаете, я одну свою "железяку" двинул, "чехи" сразу драпанули. Мне стало интересно и я в этот "разрывчик" в обороне боевиков послал танковую роту. Смотрю, не жгут мои танки, а бегут к центру. Раз случилась такая паника в обозе, я разворачиваю два батальона и бросаю в бой. Ни одного трупа у моих, а этих убили уже с полсотни. "Эти" лежали в двух шагах от нас. Буданов достал из нагрудного кармана одного из убитых боевиков удостоверение и протянул мне: "Держи на память о горных курортах Чечни." Мертвого звали Тасуев Иса Хамидович, командир роты, воинское звание "порудчик". Буданов угостил обедом. Рядом лежали тела убитых людей, но мы, не евшие уже три дня, уставшие и ошалевшие от нервотрепки наступления, зажевали по банке тушенки, правда, стараясь не смотреть на трупы... А потом на танке Буданова мы проехали по Урус-Мартану. Вспоминать ту "экскурсию" мне страшно и сейчас. Потом я еще несколько раз мельком встречался в Чечне с Юрием. Много о нем слышал от разных людей. Оценки сходились: талантливый командир, отчаянно смелый мужик. Танки в его полку были - старье, личный состав большей частью - "забайкальский розлив", потомки каторжан, алкоголики в седьмом поколении. Но в руках Буданова и железо, и люди стали грозной боевой силой. Что с Будановым произошло? Усталость и водка. Он год провел на войне. Это много - год на войне. Уже через неделю на фронте начинают сниться страшные сны. Кроме водки, в России нет средства от военных кошмаров. Буданов пил редко, но тогда, видимо,сорвался... ...Мой хороший знакомый, полковник ВДВ, прошедший все на свете "афганы", как-то сказал, что за преступления, совершенные на войне, надо или сразу ставить к стенке или не судить вообще. Законы мирного времени и неписанные законы войны не сопрягаются. Когда его задерживали, Буданов хотел застрелиться. Ему не дали. Наверное, ему сейчас очень больно жить. Случаи исключительно плохого поведения В годы Великой Отечественной войны случаи мародерства, насилия, грабежа мирного населения не являлись исключительной редкостью, рассказывает историк Борис СОКОЛОВ. СМЕРШ разбирался с такими случаями и в показательном порядке солдата или офицера, запятнанного преступлением, наказывали. Как правило, отправляли в штрафной батальон. В особых случаях, когда речь шла о зверствах над мирным населением, могли и расстрелять. 20 апреля 1945 года появилась директива Ставки Верховного командования об изменении отношения к немецкому населению и военнопленным. "Жесткое обращение с немцами вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться, не сдаваясь в плен. Гражданское население, опасаясь мести, организуется в банды. Такое положение нам невыгодно. Более гуманное отношение к немцам облегчит нам ведение боевых действий на их территории, несомненно, снизит упорство немцев в обороне". А 31 мая 1945 года генерал-лейтенант С.Ф. Галаджев, начальник политуправления 1-го Белорусского фронта, докладывая, что директива понята правильно, писал, что среди бойцов можно услышать несогласные с нею разговоры и есть случаи "исключительно плохого поведения". Прежде всего среди артиллеристов, самоходчиков и других военнослужащих из специальных частей. "Некоторые военнослужащие дошли до того, что превратились в бандитов". У рядового Попова из 350-го легкоартиллерийского штурмового полка особого назначения, занимавшегося мародерством, в карманах и за голенищами было обнаружено "4 бумажника, игральные карты, 4000 оккупационных марок, 300 польских злотых, 2 пистолета, машинка для стрижки волос, 4 ножа, 1 золотая монета достоинством в 10 тысяч марок, 3 браслета, 11 золотых и простых колец, 11 разных цепочек, 2 брошки..." А под шинелью - кожаное пальто. А что Вы думаете об этом?
Читайте также
Комментарии
Прямой эфир