Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Звонок из будущего: фестиваль Башмета завершился звуковыми сюрпризами

Гала-концерт в Большом зале консерватории объединил музыку современных композиторов нескольких поколений
0
Фото: Михаил Брацило
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Юрий Башмет сыграл вместе с гуслями и балалайками, Сергей Гармаш прочитал «Слово о полку Игореве», а со сцены прозвучали призывы к революции. Зимний фестиваль искусств в Москве завершился гала-концертом в Большом зале консерватории. Главной особенностью вечера стала программа: все произведения написаны ныне живущими композиторами и впервые прозвучали в столице. Публика приняла новаторство благожелательно, хотя и разбавила колючие созвучия мелодиями мобильников.

Самый известный альтист наших дней всегда с готовностью играл новейшую музыку и был первым исполнителем многих сочинений, которые сегодня уже классика. Пример тому — «Стикс» Гии Канчели. Станут ли столь же признанными опусы, прозвучавшие в консерватории, покажет время, но само решение Башмета посвятить ключевой концерт крупного фестиваля исключительно музыке современников уже можно считать знаковым. Тем более на сцене в этот вечер был не ансамбль или какой-то камерный состав, а два оркестра — симфонический и народный.

Такие внушительные силы потребовались для финального произведения — «Слова о полку Игореве» Александра Чайковского. Вместе со Всероссийским юношеским симфоническим оркестром и Русским народным ансамблем «Россия» имени Людмилы Зыкиной в его исполнении участвовали и два солиста: альтист Юрий Башмет и чтец Сергей Гармаш. Впервые «Слово…» прозвучало два года назад в Сочи, но декламировал там другой народный артист — Михаил Ефремов.

И впечатление было иное: в голосе Ефремова слышалась какая-то первозданная архаика, нутряная жестокость, эмоциональная оголенность. У Гармаша же получилось более интеллигентное и отстраненное повествование, сказание о «делах давно минувших дней», а не трагедия, разворачивающаяся здесь и сейчас. И на первый план выходил как раз голос альта — экспрессивный комментарий к событиям поэмы.

Показательно, что за весь вечер Башмет ни разу не встал за дирижерский пульт, хотя в последние годы в этом амплуа его можно услышать чаще, чем в альтовом. Помимо «Слова» маэстро солировал в Концерте Атсухико Гондая (Япония) и в «Иллюзии» нашего соотечественника Кузьмы Бодрова. Оба произведения позволили маэстро продемонстрировать те качества, за которые его и ценят меломаны: бархатный глубокий звук, выразительную интонацию и огромный динамический диапазон — от яркого forte, летящего над всем оркестром, до тишайших, буквально истаивающих «теней» pianissimo.

Впечатление от последнего было, однако, смазано беспардонными телефонными трелями — увы, в этот вечер подобные инциденты оказались не единичны. Можно только догадываться, что чувствовали композитор и солист, когда на последних, будто растворяющихся в бесконечности нотах Концерта звенящая тишина зала была нарушена очередным сигналом, переходящим в ропот публики. Но, впрочем, это свидетельствует о том, что в БЗК пришли далеко не только консерваторские завсегдатаи, наученные не допускать таких промахов, а куда более широкая аудитория.

Насколько же эта аудитория готова к музыкальному языку XXI века? Вопрос дискуссионный. Громкость аплодисментов не всегда свидетельствует о приятии или, наоборот, неприятии прозвучавших произведений. И всё же хочется верить, что каждого композитора, выходившего на главную сцену страны в этот вечер, зрители благодарили искренне и, например, скрябинистое звуковое море Валерия Воронова (Helios для ударных и оркестра) и заостренная, будто обожженная петроградскими морозами 1918-го оркестровая ткань «Двенадцать» Алексея Сюмака (сочинение на одноименную поэму Блока) нашли такой же отклик в сердце столичных слушателей, как и «Слово», априори более доступное для восприятия благодаря декламируемому тексту и харизме чтеца.

Пожалуй, ни одно из сочинений этого вечера нельзя назвать революционным, если, конечно, иметь в виду новаторство художественное, а не тему Октября в вокальном цикле по Блоку (рефрен «Шаг держи революционный! Близок враг неугомонный!» звучал несколько фантасмагорически перед светской публикой БЗК). Но все авторы — яркие индивидуальности. И звуковой мир каждого из них интересен сам по себе, вне какого-либо контекста. Так что можно только поблагодарить маэстро Башмета, который вот уже несколько десятилетий исследует новые музыкальные галактики и помогает заглянуть в них всем желающим.

Прямой эфир

Загрузка...