Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Как приучают чистить зубы, так нужно приучать детей не качать вирусы»
2019-12-17 15:23:23">
2019-12-17 15:23:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В школьную программу планируют ввести уроки цифровой безопасности, чтобы учащиеся с ранних лет знали, как противостоять фишинговым сайтам и вирусным атакам. Об этом в интервью «Известиям» на международной конференции «Кибербезопасность: подходы, перспективы, вызовы», организованной журналом «Международная жизнь» при МИД РФ, заявил гендиректор Национальной ассоциации международной информационной безопасности (НАМИБ) при Совете безопасности РФ Анатолий Смирнов. Эксперт также рассказал о давлении США в цифровой сфере: Вашингтон не согласился поддержать инициативу РФ о недопущении преступного использования киберпространства, и вместо этого готовится к информационным войнам. Поэтому создание в России суверенного интернета выглядит как необходимая мера защиты.

— Не так давно в России начали появляться кафедры кибербезопасности в университетах, есть спецподразделения в армии. Следует ли ввести уроки кибербезопасности в школах, чтобы детям с малых лет объясняли, как бороться с атаками ботов и буллингом в интернете?

— Первым делом — понятийный аппарат. «Кибер» — лишь одна из пяти составляющих информационной безопасности. Есть международный стандарт ISO 2012 года, и Россия во всех стратегических документах пишет «информационная безопасность». «Кибер» — это война битов и байтов, а мы еще контент добавляем плюс некоторые специфические аспекты, о которых знают эксперты. Когда вы говорите «кибер», тема сразу сужается. Поэтому давайте дальше пользоваться термином «информационная безопасность».

Ваш вопрос о школьниках: многие «цифровые аборигены» уже не представляют себе мир, где всё не так, как сейчас. Мой внук увидел на стекле комара, подошел и хотел его увеличить пальцами, как на экране (смеется).

Безопасность нужно понимать как гигиену. Как приучают чистить зубы, также нужно приучить детей не качать вирусы, вирусные обновления, проверять, фишинг – не фишинг (методы, с помощью которых мошенники раскрывают пароль, или, например, номер кредитной карты пользователя. — «Известия»).

— Так всё-таки нужно вводить цифровую безопасность в школах?

— Нужно, и нужно проводить именно как информационную гигиену.

Учительница и ученики на уроке по информатике в московском лицее
Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

— Будет ли данный курс введен в рамках предмета ОБЖ?

— Возможно, это еще предстоит изучить. Основы можно преподавать даже в детском саду, поскольку уже в столь юном возрасте дети сталкиваются с интернетом и играми.

Но помимо гигиены мы должны и о контенте думать, учиться его фильтровать. Есть информация, есть дезинформация, а есть контрдезинформация. Когда нас Евросоюз обвиняет в «кремлевской дезинформации», сам давая, по сути, дезинформацию, аудитория читает подобные заявления, не имея контрдезинформации — молодое поколение может и не найти иную точку зрения, поскольку у них нет опыта критического восприятия информации в Сети. Они в Google полезли и нашли однобокую подачу, немногие пойдут дальше. Нужно учить детей анализировать и искать разные точки зрения.

Сегодня глобальное информационное доминирование у Запада, американцы этим уже 40 лет занимаются. 13 корневых серверов DNS базируются в Штатах, под их контролем. Поэтому наш закон «О суверенном интернете» создан на случай, если у кого-то вдруг поднимется рука нас отключить от мировой Сети — мы должны иметь свою систему. С 1 ноября этот закон вступил в силу, и мы в этом плане рассчитываем остаться в интернете со своими информационными ресурсами, поисковиками и т.д., которые спокойно перейдут в новую виртуальную реальность.

Россия предложила в ООН свою резолюцию о недопущении использования киберпространства для преступных целей. Москва призывает создать специальный комитет под эгидой ООН, который бы занимался выработкой глобальной концепции. Но США отвергли нашу резолюцию (Вашингтон мотивировал это тем, что Россия пытается ввести госрегулирование в интернете. — «Известия»), предложив свой вариант. Противостояние двух предложений продолжается.

Спецпредставитель президента по вопросам международного сотрудничества в сфере информационной безопасности Андрей Крутских 16 декабря заявил: у российской концепции всё больше и больше сторонников. Даже те, кто раньше голосовал за американцев, сегодня уже демонстративно воздерживаются (среди поддержавших позицию РФ — Китай, Казахстан, Алжир, Пакистан и другие. — «Известия»).

Серверная комната
Фото: Global Look Press/Uli Deck

— Почему?

— Потому что они увидели: мы открыты, мы думаем глобально, а у них натовское мышление, которое формулируется Таллинскими руководствами 2013 и 2017 годов — в последней редакции приводится 124 правила поведения в киберконфликте. Всё нацелено на легализацию войн, а мы за недопущение в принципе. Все наши 13 правил резолюции № 73/187 Генассамблеи ООН это четко показывают.

Ваш вопрос, казалось бы, о школе, а нужно видеть всю эту поляну в трехмерном варианте.

— В конце ноября Иран продемонстрировал, как можно полностью отключить страну от Всемирной сети — всего лишь сутки работы, и у государства с населением в 81 млн человек осталось только два канала связи с внешним миром. Может ли Россия себе позволить нечто подобное?

— Прошла официальная информация о создании у нас военного интернета (то есть автономной сети, никак не соприкасающейся с внешним интернетом, впервые протестирована в августе 2019 года, полностью будет готова к 2021 году. — «Известия»), в этом плане мы защищены однозначно. Все наши программы цифровой экономики настроены, мы максимально будем стараться сотрудничать, пока не последует удар, который предусматривает в частности американская киберстратегия, принятая в сентябре прошлого года. Там чётко указаны четыре врага: Россия, Китай, КНДР и Иран. Поэтому мы были вынуждены идти на этот шаг (к созданию суверенного интернета). Все эти Будапештские конвенции по кибербезопасности для американцев не писаны.

— Но возвращаясь к вопросу, может ли Россия сегодня произвести тотальное отключение от внешнего мира, как это сделал Иран?

— У меня есть опосредованные знания, которые не являются аргументом. Но скажу одно: наш закон о суверенном интернете принят совершенно справедливо, с пояснительной запиской к нему я абсолютно согласен, поскольку угрозы такие есть.

Человек за компьютером
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Что касается создания единого списка киберпреступников в рамках Интерпола — поддерживает ли Россия и другие страны мира эту инициативу?

— Для каждой страны под киберпреступлением понимаются разные проступки. Эдвард Сноуден и Джулиан Ассандж в США считаются преступниками, изменниками. Для других стран они — люди, явившие миру правду. Как у Оруэлла в «1984» — те, кто говорят правду, становятся изгоями. Вот из-за такой разности в определении что есть киберпреступление, ни США, ни Россия не смогли договориться о создании подобного списка, поэтому дальше инициативы продвинуться пока не удалось.

Загрузка...