Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Новая жизнь «Жизели»: ГАБТ восстановил первоначальный замысел балета

Хореограф Алексей Ратманский вернулся в Большой театр и добавил оптимизма классике
0
Фото: Дамир Юсупов/Большой театр
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Любовный треугольник, белые лошади и благословение на кладбище. Большой театр представил очередную постановку «Жизели» Адольфа Адана. Свое прочтение классики предъявил публике бывший худрук балета ГАБТа Алексей Ратманский.

Любовь, страдания и смерть от предательства. Этот сюжет уже почти две сотни лет считается самым романтичным на балетной сцене. Появившись в Париже в 1841 году, «Жизель» уже в 1843-м была поставлена на сцене Большого театра. До недавнего времени здесь шли две версии балета — Юрия Григоровича (1987) и Владимира Васильева (1997). Каждый из постановщиков создавал свою интерпретацию, опираясь на хореографию Жана Коралли, Жюля Перро, Мариуса Петипа.

Алексей Ратманский решил восстановить первоначальный замысел спектакля, избавив сюжет от наслоений, которыми он со временем оброс. Хореограф вернулся к либретто авторства Жюля-Анри Вернуа де Сен-Жоржа и Теофиля Готье, взял за основу нотации балетмейстера Анри Жюстамана, работавшего над парижской постановкой «Жизели» в 1850–1860-х, а также записи Николая Сергеева, ставившего балет в Мариинском театре в начале 1900-х. Необходимые ремарки Ратманский нашел в партитурах, репетиторах и клавирах из библиотеки Большого театра, Гарварда, танцархива Кёльна, Санкт-Петербургского музея театрального и музыкального искусства, Российского национального музея музыки.

Хореографические наставления Петипа были найдены в бумагах Сергеева. А нотации Жюстамана помогли Ратманскому восстановить сюжет. Жизель у французского хореографа оказалась не больной страдалицей, а веселой танцовщицей, которую трудно удержать на месте. Она влюблена, воздушна и даже дерзка. Может потребовать признаний от неверного любимого и, разочаровавшись в нем, готова покончить с собой.

Стараниями Алексея Ратманского в первый акт вернулась активная пантомима. С помощью мимики и жестов герои рассказывают о своих чувствах, обижаются, выясняют отношения, выслушивают предостережения. Стал более внятен рассказ Берты, матери Жизели, о вилисах — девушках, умерших до свадьбы. А линия Батильды, невесты графа Альберта, вообще перевернула концепцию спектакля. Экс-возлюбленная Альберта — не злобная соперница, желающая любыми способами вернуть жениха, а понимающая и сопереживающая Жизели подруга.

Да и Альберт уже не тот. Не циник, вскруживший голову бедной плясунье, а пылкий влюбленный, готовый биться за нее с соперником. В сцене сумасшествия Жизели именно граф, а не мать, выхватывает клинок из ее рук. Но разбитое сердце девушки уже не в силах справиться с горем, и она умирает. Соперница же не удаляется с видом победительницы, а оплакивает погибшую.

Изменения коснулись и второго акта. Жизель спасает любимого от гнева вилис, прижимая его к могильному распятию. Вечные невесты танцуют фугу, которой не было в предыдущих постановках. Кроме того, вилисы отличаются христианской добродетелью: понимая чувства подруги, образуют на сцене очертания креста. Финал балета тоже оказался неожиданным.

К слову, поклонники заметили, что костюмы в новой постановке стали более яркими. Пачка Жизели в первом акте не белая, а синяя. Костюм Альберта — в коричневых тонах. Алексей Ратманский привлек к постановке Роберта Пердзиолу. За основу художник взял эскизы Александра Бенуа. Для тех, кто не видел предыдущих постановок «Жизели», в фойе развернута выставка.

В спектакле три состава. На премьере партию Жизели танцевала прима ГАБТа Ольга Смирнова. Легкая, воздушная, будто парящая над землей. Под стать ей был граф Альберт — Артемий Беляков. Искренний, напористый, убедительный. Этим влюбленным Станиславский сказал бы: «Верю!» В роли Батильды — Нелли Кобахидзе. В одном из составов в спектакле выходит народная артистка СССР Людмила Семеняка. В постановке Юрия Григоровича она исполняла партию Жизели. У Алексея Ратманского Людмила Ивановна — Берта.

Как заверила дирекция Большого театра, «Жизель» в постановке Юрия Григоровича не исчезнет из репертуара. Ее будут давать по очереди с новой трактовкой. А «Жизель» Ратманского зрители вновь увидят в январе. Один из спектаклей театр посвятит памяти великой балерины Галины Сергеевны Улановой. 26 декабря исполняется 110 лет со дня ее рождения.

Прямой эфир