Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мельпомена за решеткой: Бахрушинский музей поместил театр в клетку

ГЦТМ открыл закулисье для всех желающих
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Коровин в опере, Мейерхольд в ящике и царские кафтаны из церкви… Свое 125-летие Бахрушинский музей решил отметить выставкой ТЕАТР.RUS в Новом Манеже, которая больше напоминает инсталляцию современных авангардистов.

Бесцеремонное представление

Оригинальность вечно напудренного и напомаженного главного театрального музея страны сбила с толку даже самых заядлых поклонников Мельпомены. Автор проекта Вера Мартынов (фамилия без женской «а») предложила приоткрыть для всех желающих закулисье театра. Но сделала это не гламурно, а по-рабочему. Войдя в помещение, зрители видят коридоры из металлических клеток от пола до потолка. За решетками экспонаты, причем принцип их компоновки определить затруднительно. Костюмы, парики, украшения, старые газеты, афиши Большого и Камерного театров, декорации спектаклей Малого театра, макеты к мейерхольдовским постановкам, конферансье Эдуард Апломбов из «Необыкновенного концерта»...

Последнему джентльмену — 73 года. Ровно столько спектакль идет в Театре кукол Образцова. Но по театральным меркам это ничто. На выставке есть 800-летние скоморошьи маски из запасников Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. В другой клетке — сапоги-скороходы в окружении лаптей, черевичек, сапожек и туфелек от 33-го до 46 размера. Шелковые балетные туфли легендарных Фанни Эльслер и Адель Дюмилатр представлены в не столь брутальных условиях. Вместе с веерами, корсетами, театральными биноклями, фотографиями Станиславского, Вахтангова, Чехова и Мейерхольда они выставлены в витринах под стеклом.

— Открывая выставку, мы отдаем дань любви и уважения Алексею Александровичу Бахрушину, — рассказал «Известиям» гендиректор театрального музея Дмитрий Родионов. — В конце позапрошлого века он озаботился судьбой, казалось бы, незначительных для современников артефактов. А впоследствии из них выросла коллекция национального и даже мирового масштаба. Музей Бахрушина представил на выставке очень небольшую часть своего богатейшего 1,5-миллионного фонда. Но это ни много ни мало 2 тыс. предметов из нашей коллекции и собраний музеев-партнеров — Костромы, Ульяновска, усадеб «Архангельское», «Останкино».

Назад в будущее

Кому-то под завязку набитые скарбом клетки покажутся нагромождением: Коровин, Бенуа, Мейерхольд не могут соседствовать с обшарпанной лестницей или побитым молью кафтаном. Но именно такое соседство снимает пафос. Как считает куратор выставки Наталья Пивоварова, гламур не дает ощущения драматизма русского театра. Прелесть этой экспозиции в том, что в ней сочетается несочетаемое.

В хранилищах Бахрушинского музея можно было бы найти тысячи красивых картинок, которые представили бы русский театр в глянце, — поделилась с «Известиями» Наталья Пивоварова. — Но наш театр всегда находился между молотом и наковальней. Битый, терроризируемый, цензурируемый... Когда на выставке великое существует рядом с заурядным — это важно.

В выставочном пространстве много входов и выходов. Экспонаты представлены не в хронологическом порядке. Из современного театра можно запросто попасть в придворный театр царя Алексея Михайловича. Объекты соединяет запутанный лабиринт, в который можно зайти с любой точки. Это принципиальная концепция. Нельзя сказать, что театр прогрессирует, улучшается, преодолевает малое ради большого. Театр — это просто театр. Всё в нем ценно, для каждого его проявления находится свой благодарный зритель. Вот и нетривиальное экспозиционное пространство продиктовано любовью организаторов к театральным деятелям. А еще пониманием условий, в которых им приходится работать.

Вера Мартынов считает, что у выставки могло быть альтернативное название «#хранитьнегде». А раздел, посвященный костюмам, художник назвала «круговорот парчи в природе».

Раньше цари свои старые наряды отдавали церкви, — объясняет куратор. — Там одежду с царского плеча использовали для изготовления одеяний священнослужителей. А после 1917 года церковная одежда стала не нужна, и из нее шили театральные костюмы… царей.

Под скрип колес

Художник Яна Бойцова создала для экспозиции световую партитуру. Театральный лабиринт она рассматривает как спектакль длиною в четыре века. Звукорежиссер Алексей Титов, в свою очередь, придумал оригинальный саунд.

— В разделе «Авангард» посетитель услышит звуки стройки, той самой, которая несколько дней назад шла при монтаже выставки, — пояснила Вера Мартынов. — XVII и XVIII века сопровождаются звуками русской деревни. Посетители услышат скрип телеги, пение птиц, шум дождя и даже сморкание мужика.

Выставка стала заслуженным подарком к 125-летию Бахрушинского музея. Но любому хранилищу приятно не только демонстрировать свои закрома, но и пополнять их. В день рождения музей получил работы театрального художника Валентины Смирновой. Их передал Бахрушинскому бывший солист Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Андрей Шавель.

Экспозицию, посвященную юбилею крупнейшего театрального музея страны, можно назвать громким аккордом, приуроченным к окончанию Года театра. Желающие попутешествовать по закулисью и оценить эволюцию российского театрального дела, могут бесплатно посетить выставку ТЕАТР.RUS в Новом Манеже до 8 января включительно.

Прямой эфир

Загрузка...