Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В украинском парламенте прошел первое чтение законопроект о разделении «Нафтогаза». Местные политики заявили, что этот документ усилит позиции Киева на переговорах по транзиту. Но в реальности он лишь создает новые риски. Украина обязана привести свое законодательство в соответствие с европейскими стандартами и переформатировать топливно-энергетический комплекс под требования ЕС. В частности, еще в феврале 2019 года она должна была разделить газового монополиста на отдельные компании, занимающиеся разными видами бизнеса. Так, из состава «Нафтогаза» требовалось вывести газотранспортную систему (ГТС).

Притом компания на тот момент добилась права провести разделение по наиболее выгодной для нее формуле из принятых европейским законодательством. Она предусматривает создание независимого системного оператора, но при этом вертикально интегрированное предприятие, которое подвергается разделению, сохраняет право собственности на «трубу».

Но в марте вспыхнул конфликт между руководством «Нафтогаза» и главой правительства Украины. В итоге премьер-министр без лишнего шума изменил формулу разделения компании. Теперь газовый монополист после этой процедуры не имел бы никакого отношения к ГТС. И к потенциальным доходам от транзита.

Прошедший первое чтение проект закона «О внесении изменений в некоторые законы Украины в связи с отделением деятельности по транспортировке природного газа» фактически отыгрывает ситуацию назад. «Нафтогаз» сохраняет частичный контроль над ГТС.

Сама схема передачи прав собственности выглядит излишне сложной. Из «Укртрансгаза» (дочернего предприятия «Нафтогаза») выделяется Оператор ГТС Украины, который выкупается «Магистральными газопроводам Украины» с рассрочкой платежа на 15 лет. Притом сама компания «Магистральные газопроводы» раньше находилась под управлением «Нафтогаза» и лишь недавно была переведена в собственность министерства финансов.

Судя по предложенной схеме, «Нафтогаз» пытается сохранить не только часть финансовых потоков, но и формальное право судиться с «Газпромом» по вопросам транзита еще 15 лет. Этот мотив никогда не скрывался руководством компании. Напротив, оно охотно рассказывает о грядущих победах в судах. А сумма новых исков, судя по всему, уже достигла $23 млрд.

И здесь мы переходим к призыву нынешнего премьер-министра Украины, с которым он обратился к парламентариям перед голосованием по данному законопроекту. Он заявил, что успешное прохождение первого чтения усилит позиции Украины на грядущих переговорах с Россией по газу. Эти слова звучат иронично, так как сегодня у Украины фактически нет стороны, имеющей право заключать контракт на транзит газа после 2019 года. «Нафтогаз» не будет иметь на это права с 1 января 2020 года, а «Магистральные газопроводы Украины» пока не имеют необходимых газотранспортных мощностей и юридической основы для обладания ими. То есть принять законопроект в первом чтении Украине нужно, чтобы сила их переговорной позиции стала отличной от нуля.

Но при этом принять закон –– это даже не полдела. Это первая ступенька на довольно длинной бюрократической лестнице. Далее будет необходимо сертифицировать оператора ГТС у украинского регулятора, а потом –– получить сертификат у европейских чиновников. Последние, если упростить вопрос, будут отвечать за надежность украинской «трубы». Соответственно, потребуется аудит. И последствия этого аудита сегодня предсказать не возьмется никто.

Если подходить к процедуре по всей строгости, то оставшегося времени –– а Украина рассчитывает пробежать все инстанции за два месяца –– не хватит. А ведь «Магистральным газопроводам Украины», возможно, предстоит провести процедуру открытой подписки, являющейся универсальным механизмом долгосрочного доступа к газотранспортным мощностям в рамках действующих в ЕС правил. Если Украина сможет провернуть всё это до конца года, это будет невероятной удачей.

Также закон о разделении фактически запрещает создавать консорциум по владению и управлению ГТС Украины. А только такая форма собственности могла бы обеспечить инвестиции в стремительно стареющие украинские газопроводы.

Корыстная нерасторопность «Нафтогаза», намеренно не прошедшего разделение в феврале, уже сослужила дурную службу всей Украине. Но не будем забывать и о требовании «Газпрома» о внесудебном урегулировании всех исков со стороны «Нафтогаза» для продолжения переговоров.

Российская компания не отказывается от выплаты долга в $2,56 млрд, но, судя по всему, она предпочла бы выплатить его в виде скидки на поставляемый газ. А украинская сторона, в свою очередь, должна прекратить бессмысленное сутяжничество и отозвать иски, поданные за последние полтора года. При этом не стоит забывать и об антимонопольном иске, по которому украинский суд постановил взыскать с «Газпрома» $6 млрд.

Хитрость «Нафтогаза», добившегося старой модели разделения компании, вновь создает риски дальнейших судебных разбирательств. Что явно делает переговоры с Киевом бессмысленными. Вероятно, нынешнее руководство страны просто не до конца понимает сложившееся положение вокруг заключения транзитного контракта. А времени на то, чтобы разобраться и сделать оргвыводы, осталось ничтожно мало.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...