Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Белому бизнесу мы помогаем»

Руководитель маркетинга «Тинькофф Бизнеса» Ася Челован — о том, как предпринимателям избежать блокировок банковского обслуживания их счетов по антиотмывочному закону
0
Фото: из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во второй половине 2018 года предприниматели стали массово жаловаться на блокировки обслуживания счетов и заградительные комиссии по антиотмывочному 115-ФЗ. Это было связано с тем, что российские банки в прошлом году поменяли подход к контролю за розничным сегментом бизнеса и перешли на онлайн-мониторинг операций. Об этом в интервью «Известиям» рассказала руководитель маркетинга «Тинькофф Бизнеса» Ася Челован.

По её словам, у банков нет цели ограничивать обслуживание счетов предпринимателей — они идут на такие меры только в тех случаях, где нужна дополнительная проверка операций, согласно методическим рекомендациям Центробанка. К тому же в последнее время ограничения банковского обслуживания стали более точечными, рассказала Челован. По её словам, легальному бизнесу бояться нечего, особенно если он может документально подтвердить свои операции.

115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» существует уже давно. Почему же в последний год он стал таким обсуждаемым вопросом?

Действительно, в прошлом году эта тема зазвучала особенно громко, когда банки массово стали менять подход к мониторингу сомнительных денежных операций и обналичивания у малого бизнеса. Но на самом деле это не было какой-то революцией — процесс шёл давно, уже несколько лет, и был эволюционным. Банки учились смотреть на операции бизнеса шире и глубже, стали внедрять новые технологии мониторинга и наступать на рынок обнала. Ощутимое усиление контроля было лишь вопросом времени. И оно произошло в прошлом году, когда в отрасли наконец одновременно случились две вещи. Во-первых, банки, как я уже сказала, поменяли подход к мониторингу, а во-вторых, усилили контроль b-2-c бизнеса, то есть работающих напрямую с потребителями.

И ещё многие крупные банки перешли на систему онлайн-проверки операций. Раньше, например, все действовали в офлайне: документы на сомнительные операции запрашивали уже после их проведения. А это так или иначе работало на обнальный бизнес. Мы одними из первых перешли на схему, когда подозрительная операция стала проверяться до исполнения. Это работает и сейчас: большинство клиентов даже не знают, что их проверили, потому что проверка благодаря технологиям теперь проходит за несколько минут.

То есть правила игры изменились, ужесточились, это, конечно, не всем понравилось. Близкая аналогия — знаки на дороге: если на шоссе стоит ограничение скорости 60 км/ч, водители ожидают получить штраф, если едут со скоростью свыше 80 км/ч. Если штрафы начнут приходить с 65 или 61 км/ч, люди будут возмущаться.

Так и здесь: закон существовал давно, ничего в нём особенно не менялось, за исключением новых методических рекомендаций ЦБ. Но в рамках обновления подходов банки внедрили новые технологии и начали тщательнее анализировать транзакции, внимательно изучать структуру бизнеса и контрагентов в подозрительных ситуациях, точнее действовать. Плюс затронули довольно чувствительную аудиторию.

На практике сильнее всего возмущались те, кто занимался обналичиванием денег. Они громко рассказывают об этом, потому что на обнале построен их бизнес, и, когда на их пути возникает 115-ФЗ вместе с заградительным тарифом на вывод средств из банка, их «бизнес-модель» разваливается. Когда запрос на дополнительные документы приходит легальному бизнесу, он их спокойно предоставляет.

В народе ходит история, что 115-ФЗ — про блокировки счетов. Но, если разобраться, банки не имеют права блокировать счета, и никто этого не делает. Банки блокируют дистанционное обслуживание — иными словами, пользователь не может оплатить счёт из личного кабинета и перевести деньги контрагенту. При этом, например, налоги платить можно.

Сколько компаний на практике столкнулись с 115-ФЗ?

У нас сейчас уже около 600 тыс. клиентов. Мы специально анализировали: за последний год под дополнительные проверки по 115-ФЗ в нашем случае попало около 1% наших предпринимателей. Большая часть из них легко их проходит, предоставив документы по нашему запросу.

Запрос дополнительных документов — это неприятно, но пугаться его не нужно. Мы видим, что клиенты обычно понимают, что это связано с выполнением требований закона, поэтому высылают документы, чтобы доказать свою добросовестность. Часто клиенты попадают под запрос документов просто потому, что незнакомы с базовыми правилами «гигиены» работы со счётом. Тут нет ничего критичного, нужно просто общаться с персональным менеджером в банке: отвечать на его уточнения, задавать вопросы, если что-то осталось непонятным, и т.д. Мы стремимся сделать так, чтобы честные предприниматели попадали в такие ситуации как можно реже.

Параллельно мы совершенствуем свои технологии: например, занимаемся системой предмониторинга. Это значит, что мы анализируем клиента до начала использования счёта, в момент его открытия. На основании этого скоринга мы понимаем, на кого лучше обратить внимание.

Ну и, конечно, есть простое и действенное средство, которым пользуются все банки, — заградительный тариф за вывод средств при закрытии счёта. Так они показывают обнальщикам, что относятся к ним серьёзно и что им в банке не рады. Комиссии банков превышают процент от обнала, поэтому делают такие бизнес-модели невыгодными.

У банков много сомнительных клиентов? Какую угрозу они несут?

Начну с угрозы: политика Центробанка направлена на то, что банки не должны способствовать обналичиванию и незаконным финансовым операциям. Иначе возникают риски — от административной до уголовной ответственности. Если банк систематически пропускает незаконные операции, он в глазах регулятора становится соучастником. Никому не нужно, чтобы у банка отозвали лицензию, это плохо для всех: для банка, для клиентов — физических и юридических лиц, так как им придётся ждать возврата своих денег.

Подозрительных клиентов становится меньше — алгоритмы мониторинга постоянно совершенствуются, выходят новые методические рекомендации ЦБ. К тому же люди понимают, что уже не получится просто открыть ИП на одного из своих сотрудников, который будет заниматься выводом денег. Любой банк это очень быстро обнаружит, потому что это очень простая и хорошо известная классическая схема. Я бы объяснила этим и то, что объём «технических» компаний и ИП для обналичивания заметно снижается.

Соответственно, и ограничения в обслуживании счетов?

Да, в 2019 году ограничений в среднем стало меньше на 30%, чем во второй половине 2018-го. Это объясняется как раз тем, с чего я начала: методики мониторинга за прошедшее время были обкатаны, стали гибче и точнее, и банки перестали обращать пристальное внимание на клиентов, не занимающихся подозрительными операциями.

Что банки делают со своей стороны, чтобы блокировок стало меньше?

Любой банк — коммерческая организация, и мы, конечно же, изначально заинтересованы, чтобы клиенты с нами жили долго и дела их шли хорошо. Чем больше богатого бизнеса в стране в целом и среди наших клиентов в частности, тем больше мы заработаем. Поэтому мы стараемся максимально защищать честных клиентов, чтобы не мешать им вести бизнес.

У нас у каждой компании есть свой персональный менеджер, он помогает решать многие вопросы до того, как ситуация станет критичной. Он может позвонить клиенту и сказать, что у него повысились риски попадания под проверку или что у него было зафиксировано подозрительное транзакционное поведение. Например, если он слишком активно снимает наличные. Персональный менеджер может порекомендовать, как поступить в этом случае: пользоваться бизнес-картой, платить ею в интернет-магазинах или, к примеру, налоги оплачивать через нашу онлайн-бухгалтерию, а зарплату — через зарплатный проект.

1212

У персонального менеджера есть свои KPI на то, чтобы своих клиентов защищать. Он работает с их документами, старается объяснить все нюансы и донести всю нужную информацию. Если его подопечный клиент уехал в отпуск или у него прямо сейчас нет документов, которые нужны финмониторингу, менеджер может договориться об отсрочке.

У нас сейчас в личном кабинете тестируется сервис «Репутация», который мы скоро запустим для всех клиентов: там предприниматель сможет увидеть себя глазами банка — будет отображаться его статус с точки зрения прозрачности операций. Предприниматель сможет отследить, например, что у его бизнеса слишком низкая налоговая нагрузка или подозрительно высокая доля снятия наличных. И тогда он может скорректировать свои процессы опять же с помощью персонального менеджера, чтобы к его бизнесу было меньше вопросов. Я знаю, что и другие крупные банки, активно работающие с малым бизнесом, тоже разрабатывают аналогичные сервисы, и это хорошо — всё это должно помочь предпринимателям не попадать в серую зону.

В модели, по которой работает наш мониторинг, учитываются контрагенты предпринимателя. Характер парт­нёров, с которыми работает бизнес, влияет на то, каким банк его видит. Если клиент работает с сомнительными партнёрами — это тоже может стать основанием для банка приглядеться к его бизнесу более пристально.

Поэтому у нас в личном кабинете клиента есть сервис проверки контрагентов, он полностью бесплатный. Перед тем как выставить счет или отправить платёж, можно проверить, что это за компания, которой вы собираетесь перевести оплату: кто там генеральный директор, по какому адресу она зарегистрирована и т.д. В этом сервисе мы даём клиенту информацию, а дальше он уже сам решает — есть ли для него риски в работе с этим партнёром и стоят ли они того, чтобы иметь с ним дело. Если клиент переводит деньги подозрительному контрагенту, в личном кабинете появляется предупреждение, что к нему теперь тоже могут быть вопросы и что лучше оценить риски.

Если резюмировать — белому бизнесу мы помогаем, защищаем его. Тем, кто находится в серой зоне, помогаем обелиться, а чёрному бизнесу мы не рады, как и любой банк, потому что это создает риски и для нас, и для остальных клиентов. Мы работаем над тем, чтобы эти риски постоянно сокращались.

Какие рекомендации можно дать предпринимателям и физлицам для предотвращения блокировок? Как физлицу не столкнуться с блокировкой, перечислив, например, 15 тыс. руб­лей подруге?

Если это не регулярная операция по 15 тыс. руб­лей в день, а деньги были отправлены подруге с карты физлица на карту физлица, то всё в порядке. Если же вы перечисляете средства подруге со счета ИП, могут возникнуть вопросы. Как минимум в этом случае нужно понятно описывать назначение платежа.

Чаще всего 115-ФЗ относится к взаимоотношениям с компаниями, контрагентами. Важно, чтобы предприятие работало по своим ОКВЭДам, потому что странно, когда компания оказывает ремонтные услуги, а ей отправляют платёж за перевозку или поставку тканей.

Банки внимательно следят и за уплатой налогов: они должны соответствовать нагрузке по отрасли. Информацию об этой нагрузке собирает Росстат, но средняя цифра колеблется вокруг 0,9% оборота. Если платить меньше, это вызывает подозрение. Если предприниматель уплачивает налоги с другого счёта в другом банке и эта сумма не отражается в истории основного счёта, то ему нужно быть готовым загрузить выписку, чтобы показать, что всё уплачено в другом банке.

И рекомендация, вызывающая больше всего возмущения, — не снимать все наличные сразу. Понятно, что это ваши деньги и выглядит странно, что вы не можете ими распоряжаться, как вам хочется, но банк с подозрением относится к историям, когда ИП отправляет большую сумму физлицу, который снимает все деньги подчистую в банкомате. Или же сам ИП, получив деньги, делает то же самое. Один из вариантов — переложить часть трат на бизнес-карту, привязанную к счёту, то есть часть расходов проводить, таким образом, безналично.

Какая сумма, которая снимается или пересылается, может вызвать подозрение?

Нет какой-то определённой суммы, после которой обслуживание счёта может быть приостановлено. Чаще всего здесь учитывается то, какие до этого операции совершались, анализируется транзакционная история. Например, вы ИП, у вас оборот 100 тыс. в месяц, а потом приходит 3 млн, и вы их сразу снимаете. Это странно и вызовет подозрение.

Как сегодня обстоит дело с серым бизнесом? Вы сказали, что каким-то образом помогаете ему перейти в белую зону...

Мы заинтересованы в этом в первую очередь. Проводим консультации, разработали сервис «Репутация», сервис проверки контрагентов. У нас на сайте в разделе «Помощь» есть много статей, как работать честно, мы записывали видео, в которых детально рассказывали о действии 115-ФЗ, когда было много обсуждений в социальных сетях.

Мотивация наших персональных менеджеров построена так, чтобы им было интересно помогать клиентам выходить в белую зону. Ну и вообще у нас много образовательных материалов и видео на эту тему — мы помимо 115-ФЗ проводим большую работу по образованию предпринимателей, недавно выпустили для них книгу «Бизнес без МВА», где собрали лучшие практические советы и лайфхаки из нашего опыта.

Вы фиксируете, что больше предпринимателей стало переходить в белую зону?

Есть статистика, и она показывает, что количество ИП и компаний для обналичивания денег на рынке стало заметно меньше. Серый бизнес также обеляется: если раньше в потоке операций проскакивал обнал, то сейчас компании отказываются от рискованных операций. В целом, на мой взгляд, всё больше компаний выбирает работу по-белому. Уверена, что здесь работают все факторы: и действия регулятора, и информационные кампании банков, и наша в том числе. Предприниматели понимают, что «технические» компании лучше не открывать.

1212

Прямой эфир

Загрузка...