Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сразу же после распада СССР Таджикистан погряз в гражданской войне. Ее реалиями стали бои правительства с оппозицией за города, мятежи в военных частях, бунты беженцев и эпидемии брюшного тифа. Страна стала открытыми воротами, через которые в СНГ и Россию текли потоки наркотиков, оружия и экстремистов из соседнего Афганистана.

Тот конфликт у нас знают очень плохо, потому что в России в это время было полно собственных проблем. Но стоит напомнить, что тогда Таджикистану часто предрекали судьбу «второго Афганистана».

После начала гражданской войны в постсоветской республике руководство РФ приняло единственно верное решение и взяло охрану таджикско-афганской границы на себя. Конечно, возможности России действовать на таком удалении тогда были крайне ограничены. В 1993–1994 годах с большим трудом удалось предотвратить расхищение имущества и техники оставшейся под контролем нашей страны 201-й мотострелковой дивизии. Бандиты из Афганистана не побоялись бросить прямой вызов даже российским пограничникам, атаковав сильно мешавшую им 12-ю заставу Московского погранотряда. В том бою погибли 25 российских военнослужащих.

Но в итоге российские пограничники, подкрепленные силами 201-й мотострелковой дивизии, сумели выстроить внешний периметр обороны и пусть не перекрыть, но хотя бы ограничить потоки контрабанды и нелегальной миграции, сделав их рискованным занятием.

В 1997 году при активнейшем посредничестве России внутритаджикский конфликт завершился, но страну ожидала внешняя угроза. В последний год гражданской войны к границам Таджикистана, а значит и всего СНГ, вышли талибы, которые с тех пор и укрепились в прилегающих провинциях. Вооруженные отряды численностью в сотни человек переправляли из Афганистана в Таджикистан наркотики в промышленных масштабах.

Афганистан и соседний Узбекистан стали укрытиями для остатков вооруженной оппозиции и откровенных банд, которые подпитывали внутреннюю нестабильность в Таджикистане. Даже после заключения мира продолжались мятежи, в том числе очень крупные. Достаточно вспомнить события лета 1997 года, когда целая мотострелковая бригада полковника Худайбердиева взбунтовалась и покинула свои базы с танками и прочей бронетехникой.

Министр обороны России Сергей Шойгу, завершивший свой визит в Душанбе, наверняка прекрасно помнит этот период. Всё что могла предложить тогда Россия для соотечественников, оказавшихся за рубежом в полыхающей стране, — эвакуация. Шойгу, занимавший в то время пост главы МЧС совместно с представителями Минобороны организовывал вывоз по воздуху и железной дороге в Россию десятков тысяч беженцев. Потом его ведомству пришлось еще много лет отправлять в Таджикистан гуманитарную помощь, а в начале 2000-х страна стала основной базой для переправки российской гумпомощи в Афганистан.

После того, как в 2002 году Таджикистан вошел в ОДКБ и достиг соглашения с Россией о преобразовании 201-й дивизии в крупнейшую зарубежную базу, ситуация изменилась. Таджикистан превратился в гораздо более спокойное место благодаря убедительному российскому присутствию и гарантиям коллективной безопасности. Это произошло, даже несмотря на то что в соседней стране война так и не закончилась.

Так что неслучайно визит главы военного ведомства в Душанбе не удивил и не встревожил западных политиков даже несмотря на то, что министр обороны встретился помимо своего коллеги еще и с президентом Эмомали Рахмоном. А за несколько дней до этого с лидером Таджикистана общался и директор ФСБ Александр Бортников.

Даже традиционно подозрительные наши зарубежные «партнеры» прекрасно понимают, зачем здесь находится российская база, какую роль играет РФ в регионе и какие у нее здесь интересы. Ведь именно благодаря усилиям России ситуация в этой среднеазиатской республике сохраняется стабильной уже 15 лет. И это несмотря на соседство с хронически беспокойным Афганистаном и разрушительным наследием гражданской войны в самом Таджикистане.

В наши дни в пограничных районах Афганистана фиксируется присутствие почти 7 тыс. талибов, а в некоторых районах неподалеку присутствуют и боевики запрещенной ИГИЛ. В таких условиях лучше всего ощущаются преимущества от нахождения Таджикистана в структуре коллективной обороны. Понятно, что в одиночку республика с ее восьмитысячной армией постоянно находилась бы в смертельной опасности. Для ответа на такую угрозу ей пришлось бы тратить на армию и силы безопасности намного большие суммы.

Таджикистан остается одной из беднейших стран в Центральной Азии. Но установившийся длительный мир позволил ему начать крупные долгосрочные инвестиции в инфраструктуру, особенно в энергетическую, без которой восстановление и развитие государства было невозможно. Это гораздо более полезная трата денег.

Важность защиты Таджикистана и поддержания в нем мира ясна для всех членов ОДКБ. Поэтому на учениях организации регулярно отрабатывается переброска сюда контингентов на случай вторжения из Афганистана. Российская база не сильно выросла в численности с 1990-х, но после перевооружения и проведенных реформ ее боевой потенциал увеличился на порядок. Вдобавок с 2016 года отрабатывается усиление российской авиационной группировки в республике. Туда на время прилетает не только дополнительная фронтовая и армейская авиация, но и дальние бомбардировщики Ту-22М3 и даже Ту-95МС.

Прямые и действенные гарантии военной поддержки от России и других стран ОДКБ делают любые попытки вторжения из Афганистана бессмысленными. В результате страна сейчас защищена от внешней агрессии и ее судьба вызывает меньше опасений, чем внеблокового соседнего Туркменистана.

Автор — военный эксперт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...