Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня исполнилось бы 85 лет народному артисту РСФСР, художественному руководителю Театра имени Рубенса Симонова, лауреату госпремии России Вячеславу Анатольевичу Шалевичу. Актеру с большой буквы, истинному вахтанговцу, отдавшему родному театру многие годы жизни. Мне посчастливилось быть с ним близко знакомой, выходить на сцену и наблюдать его невероятную харизму. Партнерствовать с таким актером, с таким мощным человеком и потрясающим профессионалом — большая честь.

Ни для кого не секрет, что все роли, которые Вячеслав Анатольевич играл в кино, вдохновляли и влюбляли в него женскую аудиторию всего Советского Союза. Еще с детства помню, как моя мама с удовольствием смотрела по телевизору любую картину с его участием. Фильм «Три тополя на Плющихе» или сериал «Семнадцать мгновений весны», где у него был яркий эпизод, прекрасные картины о буднях милиции — каждая работа Вячеслава Анатольевича находила отклик у зрителей. А когда он был в своей золотой поре — импозантный, с серебристыми волосами, то сердца поклонниц при виде его на экране бились чаще.

Мы познакомились с ним во время репетиций спектакля «Чайка». Я тогда была молодой актрисой, недавно окончившей Щукинский театральный институт, а он — уже состоявшийся артист, любимец публики. Когда мы разбирали роли, то придумали между нашими персонажами — Полиной Андреевной и доктором Дорном — тайную связь, мол, они когда-то питали друг к другу нежные чувства, но жизнь их развела. Это было как ветерок. Какое-то эхо любви, которое мог создать только Чехов. В этих разговорах о будущем спектакле мы обнаружили с Вячеславом Анатольевичем общее чувство юмора, понятный нам обоим птичий язык актеров...

А как гордилась моя мама тем, что я выхожу с ним на одну сцену! Когда она видела наши совместные фотографии или слушала мои рассказы о репетициях и спектаклях с ним, то часто плакала. За этими слезами скрывалось восхищение любимым артистом и гордость за дочь. Ее трогательная реакция была мне наградой.

Помню, однажды мы пришли в театр с Вячеславом Анатольевичем заранее. Я подсела к нему за столик в нашем служебном кафе, мы пили чай, почти не беседовали. Я обратила внимание, что Вячеслав Анатольевич настроен на философский лад. И вдруг он с горечью произнес: «Да, театр умер». Я всколыхнулась: «Почему? Отчего вы так говорите?». Он посмотрел на меня снисходительно и через паузу добавил: «Романов в театре больше нет». Я замерла, потому что услышала, поняла то, что он хотел сказать. Поинтересовалась, почему же так происходит? «Жизнь ускорилась, — пояснил он. — Некогда остановиться, посмотреть друг другу в глаза. Сердце уже не падает, потому что время бежит». Я не могла возразить, потому что как младшая коллега не имела на это права, но подключилась к этому философскому чувству, и оно было очень кстати, когда мы пошли играть чеховскую пьесу...

Он долгие годы возглавлял Театр имени Рубена Симонова, и мне даже сложно представить, как ему удавалось совмещать столько дел — играть на сцене, сниматься в кино и руководить театром. Впрочем, он умел довольно четко проводить черту между Шалевичем-артистом и Шалевичем-худруком. Сейчас вахтанговцы тесно связаны с этим пространством благодаря нашему художественному руководителю Римасу Туминасу и директору Кириллу Кроку, которые после ухода Вячеслава Анатольевича взяли театр под свое крыло, сделали реконструкцию и открыли Симоновскую сцену.

Вячеслав Шалевич был любим коллегами и зрителями. Это тоже особый человеческий талант: уметь всех располагать к себе и влюблять. А еще он обладал той уникальной советской закалкой артиста, которой сегодня мало кто может похвастать...

Автор — заслуженная артистка России, актриса Театра имени Вахтангова

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...