Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Закавказье, которое после распада Советского Союза подверглось серьезным трансформациям, традиционно является регионом стратегических интересов России. На протяжении трех десятилетий он продолжает находиться на стыке конфликта интересов России, США, Ирана, Китая, Турции и стран ЕС. В чем же заключается важность этого региона, и что так заманивает мировые и региональные державы в этот угол земли?

В силу своего географического положения Закавказье имеет хорошие перспективы стать мощным транспортным хабом, способным выступить в качестве альтернативы морскому пути, который связывает азиатский рынок с европейским. Единственная реальная возможность связать Персидский залив, Каспийское и Черное моря — создание и эксплуатация коммуникационных путей государствами Закавказья. Сегодня Россия является единственным государством, которое оказывает ощутимое влияние на региональные процессы и обладает широкими инфраструктурными возможностями для восстановления закавказского транзитного потенциала. При достижении соответствующих соглашений с Ираном у России появится возможность обеспечить перевозку товаров и энергоресурсов из Персидского залива в Европу.

Со стороны ЕС Закавказье рассматривается в качестве «Южного энергетического коридора», через который планируется наладить транспортировку нефти и газа из Центральной Азии, бассейна Каспийского моря и Персидского залива и таким образом в перспективе решить задачу по энергетической диверсификации. Но для этого недостаточно мощностей «Южного газового коридора»: его пропускная способность составляет примерно 10 млрд куб. м в год, а годовое потребление в Европе составляет 450–500 млрд куб. м. Одновременно необходимо учитывать энергетические интересы РФ на европейском рынке, где 40% спроса на природный газ обеспечивает «Газпром», который с помощью реализуемых в настоящее время проектов «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» планирует увеличить свое присутствие. Поэтому Москва естественным образом стремится контролировать пути экспорта природного газа в Европу, в том числе и «Южный газовый коридор».

Необходимо отметить, что страны Закавказья имеют конструктивные и эффективные отношения как с ЕС, так и с РФ. Некоторые проблемы сохраняются на российско-грузинском треке, однако продвижение регионального сотрудничества позволит урегулировать отношения и восстановить диалог двух народов.

Поскольку в Европе продолжает расти спрос на энергоресурсы, можно ожидать быстрого развития указанных проектов. Важно понимать, какой геополитический центр будет контролировать эти коммуникации и, соответственно, получит больше дивидендов.

В сфере энергетических коммуникаций Закавказья ключевое место может и должно занимать образование электроэнергетических коридоров. Речь идет о коридоре «Север–Юг» (Иран, Армения, Грузия, Россия), для реализации которого нужно начать строительство ЛЭП Иран–Армения и Армения–Грузия. Это обеспечит энергетическую безопасность участников проекта и создаст предпосылки для диалога между Россией и Грузией. В этом проекте особое место может занять Армения, которая имеет излишек электроэнергетических мощностей и чья энергосистема основана на принципе стабильного экспорта. Это позволит Еревану выступить в качестве регионального хаба и, используя инфраструктуру Ирана, экспортировать электроэнергию в Ирак и Сирию. Сегодня уже имеется аналогичный опыт совместных проектов между Арменией, ЕС, Ираном и странами Ближнего Востока.

Для России Закавказье является важным регионом для продвижения своих транспортно-логистических интересов, о чем свидетельствует также концессионное управление армянскими железными дорогами, от которого Москва продолжает получать убытки. Это обусловлено тупиковым положением железной дороги Армении. Данную проблему можно решить с помощью образования Закавказского железнодорожного консорциума, который включит в себя абхазскую, армянскую и грузинскую ж/д. Последняя интегрировалась в проект Баку–Тбилиси–Карс, став альтернативой грузоперевозкам между Центральной Азией и Европой, тем самым выпадая из орбиты геополитических интересов России. Однако возвращение на повестку дня проекта международного логистического центра (МЛЦ) на армяно-турецкой границе укрепит позиции Москвы. При отсутствии дипломатических отношений между Арменией и Турцией можно использовать техническое открытие армяно-турецкой ж/д, и данный МЛЦ сможет образовать под контролем Москвы региональный хаб для обслуживания транзитных мультимодальных путей Ближний Восток – Закавказье–Турция–Европа.

Можно с уверенностью утверждать, что сегодня Россия имеет самый удобный момент для инициирования диалога между Арменией, Грузией и Азербайджаном для инвентаризации общих интересов и их практической реализации. При нынешних темпах динамической эволюции и трансформации системы международных отношений сложно предвидеть, какова будет ситуация в мире через несколько лет и в каком положении окажутся геополитические центры в обозримом будущем.

Реализация проекта осложняется наличием неурегулированных конфликтов. Речь идет о неразрешенном нагорно-карабахском конфликте. Россия, играя роль первой скрипки, должна конвертировать свое влияние в укрепление политических и экономических позиций в регионе. Считается, что данный конфликт тормозит развитие региональных проектов, реализация которых возможна только при урегулировании ситуации. Однако это утверждение является заблуждением, так как разрешение данного конфликта должно рассматриваться не в качестве предварительного условия, но в качестве следствия развития данных проектов, в результате чего появится реальная возможность для создания атмосферы доверия и сотрудничества. Более того, если в Закавказье не будет сформирована общая взаимовыгодная региональная повестка, нагорно-карабахский конфликт не удастся урегулировать в обозримом будущем.

Надо осознавать, что сложную проблему долгосрочного развития и поиска общих интересов в Закавказье должны анализировать мозговые центры России и трех закавказских государств. Таким образом будет обеспечена аполитичность данного процесса и будут созданы профессиональные, экспертные и академические методы и инструменты для его реализации.

Автор — кандидат юридических наук, лидер партии «Одна Армения»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...