Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Накануне стало известно, что Банк России ограничил отправку денег в несколько стран — Китай, Вьетнам, Киргизию и Казахстан. Главная цель — борьба с теневыми операциями. Речь о поставках товаров из КНР и Вьетнама через склады, расположенные в Казахстане и Киргизии. Регулятор намеревается воспрепятствовать движению крупных сумм наличных, которые идут через систему денежных переводов в счет оплаты товаров нерезидентов, не утруждающих себя легализацией предпринимательской деятельности.

Киргизия на втором месте после Узбекистана по объему отправленных через платежные системы денег — $1,3 млрд. В Китай было переведено $675 млн, Казахстан занимает седьмую позицию — $392 млн, а Вьетнам находится на 12-м месте — $175 млн.

В итоге для Казахстана лимиты составили 150 тыс. рублей в месяц (около $2,3 тыс. по нынешнему курсу), для остальных стран — 100 тыс. рублей (чуть более $1,5 тыс.).

С точки зрения инфраструктуры Россия готова к нововведению. В ноябре 2018 года Банк России уже ограничил наличные валютообменные операции в системе денежных переводов «Юнистрим» в связи с нарушением антиотмывочного законодательства. В этот раз ограничения коснулись крупнейших российских платежных систем: «Золотой короны», Western Union, Contact.

О том, насколько целесообразными окажутся рестрикции, можно будет судить позднее. Однако в целом ограничения оборота наличных денежных средств в рамках борьбы с теневой экономикой — это мировой опыт. Так, к примеру, миграционный кризис заставил Европу пересмотреть подход к обращению наличности. Чтобы противодействовать теневым операциям и террористической угрозе, в некоторых странах, в числе которых Франция, Испания, Италия, Бельгия, были установлены лимиты на расчеты наличными. В среднем эти ограничения укладываются в суммы от €1 тыс. до €2,5 тыс.

Тем не менее мировой же опыт показывает, что ограничение наличных расчетов отнюдь не способствует сокращению объемов нелегального сектора экономики, а лишь увеличивает административную нагрузку. Кроме того, в странах, где были введены лимиты, значительно вырос уровень киберпреступности. Соответственно, эффективность ограничения кэша как способа борьбы с теневой экономикой находится под сомнением.

Между тем в январе Банк России уже направлял кредитным организациям письмо с рекомендациями обратить внимание на отдельные операции клиентов. Тогда регулятор призывал сосредоточиться на переводах так называемых серийных отправителей через минимальные промежутки времени, а также на платежах через внутренние структурные подразделения кредитных организаций в крупных торговых точках. Кроме того, подозрительными регулятор счел ситуации, когда один и тот же человек перечисляет деньги разным получателям в одни и те же места. ЦБ рекомендовал следить и за крупными переводами, если их суммы превышают размер заработков, не похожи на стандартный подарок или материальную помощь. Правда, не очень понятно, как банки должны проверять последний пункт, если при отправлении денег у граждан не спрашивают размер их ежемесячного дохода.

Полагаю, что в конечном итоге регулятор с помощью новых ограничений негласно выдвигает требование ужесточить контроль над операциями по переводам. Пока лимиты будут касаться упомянутых стран, но в дальнейшем при необходимости список может быть расширен.

Впрочем, на мой взгляд, подобные меры вряд ли получат широкое распространение. Скорее, они будут носить точечный характер, поскольку любые ограничения заставляют участников рынка заниматься поиском путей их обхода. И в итоге ограничение наличного оборота, к примеру, может привести к распространению денежных суррогатов. А тот факт, что в России до сих пор нет регулирования криптовалют, только способствует этому.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир