Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Крестовый поход на бис: «Ринальдо» Генделя вернулся в Москву

Жан-Кристоф Спинози и ансамбль «Матеус» дополнили концерт яркой театральностью
0
Фото: пресс-служба Московской филармонии
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Крестоносцы пришли в столицу. Правда, их оружием стали не мечи, а аутентичные инструменты и голоса. На сцене Концертного зала имени Чайковского (КЗЧ) прозвучала опера Георга Фридриха Генделя «Ринальдо», соединяющая средневековые исторические мотивы с волшебством и лирикой. Ансамбль «Матеус» под управлением Жана-Кристофа Спинози и международная команда певцов исполнили барочный шедевр максимально эффектно, но не без купюр.

Концертные исполнения опер Генделя — уже добрая традиция для КЗЧ. За последние 10 лет столичная публика услышала в зале на Триумфальной площади редкости, которые до наших оперных театров никогда не добирались: «Орландо», «Тезей», «Александр», «Оттон»... Были и более известные, но все же не репертуарные у нас «Ксеркс» (им, кстати, в 2016-м дирижировал тот же Жан-Кристоф Спинози) и в 2018-м — «Ринальдо».

Казалось бы, зачем давать оперу, которая звучала на той же площадке менее года назад (не считая более ранних исполнений в Москве и Санкт-Петербурге)? У Генделя хватит не знакомого нашей публике репертуара еще лет на 30. Но прошлая интерпретация, преподнесенная московским меломанам Андресом Мустоненом, вызвала множество нареканий: произведение было изрядно сокращено, а распределение вокальных партий шло вразрез с тремя авторскими редакциями. Поэтому новая попытка представить «Ринальдо» выглядит работой над ошибками, пусть и проведена она была другими музыкантами.

Состав солистов на этот раз почти полностью соответствует первоначальной версии 1711 года: Альмирена и Армида — сопрано, Готфрид — меццо-сопрано, Ринальдо и Эустацио — контратенора (у Генделя — кастраты), Аргант — бас. Единственное расхождение — Христианский маг, партия которого была полностью купирована Спинози. Собственно, сокращения в третьем акте — главная «неаутентичность» исполнения. Но год назад их было больше. Тогда концерт длился около двух часов, теперь — два с половиной, не считая антракта (полностью же «Ринальдо» звучит чуть менее трех часов).

К самим певцам претензий почти нет. Американский контратенор Эрик Юренас (Ринальдо) справился со всеми сложностями, в том числе почти без потерь «прошел через медные трубы» в арии Or la tromba, в каденции номера устроив не указанную в партитуре, но вполне возможную перекличку с солирующей трубой-кларино. Стоит разве что посетовать на мягкий, недостаточно героический тембр певца.

Зато уроженец Апеннинского полуострова Рикардо Новаро (Аргант) сполна восполнил нехватку брутальности своего соперника. Не только в пении, но и в игре: Альмирену он повелительно хватал за руки, Армиду — страстно целовал. Однако дамы, даже несмотря на эти страсти и блестящий малиновый пиджак героя, снискали больше восторгов. Звездным часом нашей соотечественницы Екатерины Бакановой стала ария Lascia ch’io pianga — главный хит оперы, а франко-американская певица Эмили Роуз Брай доминировала на сцене весь второй акт.

Злая волшебница Армида в ее исполнении делает ставку не только на магические, но и на женские чары. Эротизм роли был подчеркнут нарядом: модельные формы исполнительницы недвусмысленно обозначала облегающая ткань. Вкупе с ярким вокалом это производило сильное впечатление, хотя актерский «градус» временами зашкаливал.

Нарочитая эффектность, стремление к броскому театральному жесту, похоже, были заданы самим дирижером, который тоже всячески старался увлечь зрителя. Неожиданные замедления и ускорения, подчеркнутые динамические контрасты, явно негенделевские кластеры в моментах появления темных сил... Однако откровенного китча Спинози не допускал. И судя по регулярным аплодисментам между номерами и вызову на бис (на прощание музыканты повторили финальный ансамбль), взять Третий Рим этим «крестоносцам» удалось.

Прямой эфир