Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Совет Евросоюза утвердил одобренные ранее Европарламентом поправки к Газовой директиве, которые должны затруднить эксплуатацию «Северного потока – 2». А незадолго до этого действующий президент Украины Петр Порошенко предложил Германии отказаться от этого газопровода в пользу участия в управлении украинской газотранспортной системой (ГТС).

Основная масса противников российско-европейского газопровода «Северный поток – 2» уже смирилась с тем фактом, что он будет построен. Им остается только пытаться затруднить его эксплуатацию. Текущие поправки к Газовой директиве принимаются исходя из этой логики.

По сути европейские чиновники действуют не из специфической русофобии. В основе их поступков лежит неверная, но основанная на прогнозах уважаемых организаций оценка роли рынка ЕС на мировой газовой карте.

Примерно десять лет назад предполагалось, что в скором будущем спрос на голубое топливо в Европе резко вырастет и множество поставщиков устремятся на местный рынок, чтобы конкурировать друг с другом за высокое право продавать газ респектабельным европейцам. В связи с этим важно было создать равные условия для доступа к имеющейся инфраструктуре. Ведь если поставщик владеет газопроводом, он может запретить доступ к нему для конкурента. И диктовать высокую цену. Якобы.

Со временем стало ясно, что поставщики не рвутся в Европу. Особенно разочаровывающей оказалась работа терминалов для приема сжиженного природного газа (СПГ). Три четверти СПГ отправились в Азию, где был стабильно растущий спрос и привлекательные цены. Европейские терминалы, обладая выдающейся суммарной мощностью в 220 млрд куб. м, оказались загруженными всего на 25%.

Более того, все больше проектов получало исключение из норм действия третьего энергопакета. Ведь внезапно выяснилось, что без этого реализовать новые затеи практически невозможно. Поставщики не рвались вкладывать деньги, зная, что 50% газопровода придется отдать конкурентам (даже если их физически нет в регионе). А сторонние инвесторы не торопились вкладывать деньги, так как не могли получить достойной гарантии загрузки новой трубы без участия поставщиков.

На этом фоне специалистам «Газпрома» удалось убедить европейских чиновников в необходимости максимальной загрузки «Северного потока». В прошлом году при номинальной мощности в 55 млрд куб. м он прокачал 58,8 млрд куб. м. Но в данном случае ограничения касались не морской трубы, а ее сухопутного продолжения (газопровода OPAL).

Новые нормы касаются уже не только сухопутной инфраструктуры, но и самого морского газопровода «Северный поток – 2». От «Газпрома» будут требовать или ограничить прокачку, ожидая мифических конкурентов, либо изменить структуру собственности управляющей компании Nord Stream 2 AG. Сейчас 100% принадлежат российской компании. Европейские партнеры из-за санкционного давления вынуждены были выйти из ее капитала. Сейчас они выступают в роли инвесторов. По всей видимости, после запуска проекта в эксплуатацию расплатиться с ними предполагается как раз акциями Nord Stream 2. Возможно, это станет тем самым шагом, который позволит вывернуться из-под ограничивающих действий Газовой директивы.

Кроме того, «Газпром» может обратиться к опыту работы с еврочиновниками по газопроводу OPAL. Учитывая, что возможность физически заполнить «Северный поток – 2» (в годовом выражении) появится только в 2021 году, время на работу юристов еще есть. Также исключение из норм третьего энергопакета может выдать Германия. Но для этого потребуется поддержка еще ряда стран.

В связи с этим можно вспомнить позицию Дании — единственной страны, которая пока не выдала разрешение на строительство «Северного потока – 2». Проволочки формально объясняются беспокойством датчан о хрупкой экологии Балтийского моря. Новый вариант трассы, предложенный на рассмотрение местному энергетическому агентству, проходит в исключительной экономической зоне страны. Соответственно, затянуть выдачу разрешения Дания сможет, а отказать — нет. Учитывая динамику ввода сухопутной газотранспортной инфраструктуры на территории Германии, фатального воздействия на проект возможная задержка не окажет. Даже если запуск придется перенести на 2020 год.

Вряд ли европейские чиновники совсем не учитывают такого развития событий. Но это не мешает им рассказывать о решительной победе над «ненадежной монополией», которая больше 50 лет стабильно снабжает газом Европу. Этот подход резко контрастирует с позицией компаний – покупателей российского газа. Они напротив, стремятся увеличить возможности и надежность поставок из России, так как общеевропейский импорт голубого топлива в 2020-х годах, как ожидается, будет расти.

Но у бизнеса нет приближающихся выборов, перед которыми чиновникам желательно напомнить о себе и подчеркнуть те политические черты, которые они считают своими преимуществами в глазах избирателя. Если в информационном поле Европы Россия — недружественная страна, то почему бы не попинать ее лишний раз. Конечно, это может создать угрозу для энергобезопасности ЕС. Но кого интересуют эти мелочи, если на носу выборы?

Примечательно, что нынешний президент Украины тоже стоит перед неприятной перспективой выборов. Притом против более рейтингового кандидата. Как и некоторые еврочиновники, он тоже старается пнуть «Северный поток – 2». Так, во время недавнего визита в Германию Петр Порошенко предложил немцам отказаться от российского газопровода, а взамен получить до 49% компании – оператора украинской ГТС.

Этот шаг очевидно направлен не на Германию. Он сделан для собственного электората, чтобы показать, как силен и непримирим главнокомандующий. В реальности попытки продать часть оператора газотранспортной системы предпринимаются уже четыре года. Но, во-первых, без гарантий со стороны поставщика («Газпрома») желающих в Европе (и США) принять участие в этом сомнительном мероприятии нет. Во-вторых, будь их желание, немцы давно бы купили искомые 49%, ни от чего не отказываясь. Проблема лишь в том, что предлагаемая Украиной компания-оператор существует полувиртуально, ничем не управляя из-за противодействия «Нафтогаза». А от потенциального покупателя ждут, что он возьмет на себя переговоры с российской стороной и при этом будет вкладывать деньги в модернизацию ГТС. Это может обойтись минимум в скромные $5–7 млрд.

Позиция европейских чиновников в отношении «Северного потока – 2» совпадает с позицией украинского аутсайдера президентской гонки. И еще более иронично, что независимо от итогов выборов — как в Европе, так и на Украине — нынешние шаги никак не помогут решить реально существующие проблемы. Тем более, что старение и недофинансирование ГТС Украины — это проблема общая. И с ней все равно придется разбираться. И в интересах Евросоюза, чтобы существовали обходные магистрали.

Автор — аналитик, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир