Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вряд ли еще лет десять и уж тем более двадцать или тридцать назад кто-то мог себе представить размах той антикоррупционной чистки, свидетелями которой мы все сейчас стали.

Поначалу это казалось разовыми показательными акциями. А должности губернаторов, судей, министров, статус депутата или сенатора создавали для людей, нарушающих законы, ощущение полной безнаказанности. Но сегодня очевидны и иллюзорность самого существования атрибутов «неприкасаемости», и реальные намерения государства в части борьбы с коррупцией.

Ни формальный статус, ни неформальный, ни прежние заслуги уже давно не служат аргументами для правоохранительной машины, «перемалывающей» пачками лиц, пойманных на воровстве, взяточничестве и мошенничестве.

Раньше сенсациями становились новости об аресте того или иного регионального чиновника, силовика или сотрудника аппарата федерального ведомства — людей, которые занимали ответственные посты, но всё же в большинстве своем не были теми, кто входит в так называемую «категорию А». Сегодня они стали обыденностью, теряющейся в информационных потоках.

Задержание в минувший четверг экс-министра по развитию Дальнего Востока, бывшего губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева вызвало широкий резонанс и бурные обсуждения: тут и официальные должности, которые занимал подозреваемый, и многолетняя работа в качестве главы региона. Казалось бы, куда уж более «неприкасаемый».

Между тем сообщения о вынесенных судом буквально неделей раньше обвинительных приговорах сразу ряду высокопоставленных экс-чиновников — бывшим главному федеральному инспектору по Хабаровскому краю, заместителю председателя правительства и министру строительства этого региона — остались по большому счету без особого внимания аудитории.

Но в этом нет на самом деле ничего странного, учитывая то, что возбуждение уголовных дел и лишение свободы по фактам коррупции происходят чуть ли не в ежедневном формате. И если у кого-то еще и оставались какие-либо иллюзии в отношении отдельных должностных позиций, то входящие в традицию аресты и приговоры министрам и губернаторам разрушают последние из них.

При этом, как показала практика последнего времени, обвинение конкретных персоналий не заканчивается только ними, а сопровождается «зачисткой» по всему спектру — в случае с Ишаевым следственные действия проводились в правительстве Хабаровского края, задержаны ряд других управленцев федерального масштаба.

Это во-первых. А во-вторых, как мы можем наблюдать, индульгенцию более не приносят ни прежние заслуги и награды, ни вовремя покинутый пост.

Поэтому как бы сегодня не пытались представить отдельно взятые ситуации — сведение счетов, аппаратная борьба и так далее — всё это в комплексе не оставляет вариантов для разночтений и некорректных выводов.

Налицо политическая воля и конкретный ответ на конкретный запрос граждан страны на чистоплотную и порядочную власть — от сельской муниципальной администрации и регионального правительства до руководства федеральных структур.

Государство хорошо выучило и позднесоветский, и мировой опыт и не собирается наступать на грабли, закрывая глаза на то, как коррупция разрушает страну изнутри. И в то время как одни говорят лозунгами, власть спокойно и планомерно дотягивается не только до тех, кто считал себя неприкасаемым, но и до окружения, ошибочно полагающего, что статус «патронов» предоставляет автоматическую защиту и ему.

Причем по эффекту это не только процесс очищения и декриминализации действующего государственного аппарата. Но и де-факто принуждение нынешних и будущих элит к исполнению установленных правил игры вне зависимости от уровня занимаемой должности, статуса и капитала. Иными словами, это не только наказание, но и весьма эффективная профилактика: каждый государев человек должен трижды подумать, прежде чем пытаться преступить закон.

Собственно, это недвусмысленный сигнал и для тех, кто шел во власть за «корочкой» и открываемыми ею возможностями. Кроме жизни в стеклянном доме под прицелами камер она больше ничего не дает. И ни от чего не защищает. Разумеется, это вовсе не значит, что завтра мы проснемся в стране без единого коррупционера и коррупции как таковой. Но это значит, что последняя постепенно вытесняется в маргинальное гетто.

И это важно не только потому, что борьба с этой проблемой — вопрос безопасности. В конечном счете это и про более справедливое государство, запрос на которое и считывается, и исполняется.

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...