Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минфин США констатировал очередное уменьшение вложений России в американские гособлигации (так называемые трежерис) в январе — на $36 млн, до $13,18 млрд. К слову, сокращение позиций РФ в американских госбумагах наблюдается с апреля прошлого года, когда было объявлено о санкциях в отношении Русала. В апреле и мае 2018 года объем вложений в трежерис был резко снижен — с $96,1 млрд до $14,9 млрд.

В дальнейшем Россия держала в долге США чисто символическую сумму — не более $15 млрд. Сокращения и наращивания вложений по итогам каждого месяца в объемах при этом редко превышали $300 млн. Кроме того, символические инвестиции преимущественно остались в краткосрочных, а, следовательно, более ликвидных, трежерис.

В свете санкций серьезное сокращение позиций в американском госдолге выглядит логичным выходом из ситуации. В феврале этого года стало известно о новом законопроекте по мерам в отношении России, который был внесен на рассмотрение в конгресс. Одними из самых жестких считаются предлагаемые ограничения расчетов в долларах для отдельных российских банков. Усиление санкционного давления остается основной угрозой для России — в частности, США могут не ограничиться уже известными вариантами.

Таким образом, держать средства в американских государственных инструментах, которые могут использоваться властными структурами страны в качестве оружия, становится рискованной стратегией для РФ. Поэтому вряд ли в ближайшее время при условии сохранения геополитической напряженности между Россией и США наша страна существенно нарастит вложения в американские казначейские бумаги.

Даже Китай, традиционно считающийся крупнейшим держателем американского долга, на фоне разгоревшейся торговой войны с США начал сокращать вложения в гособлигации этой страны. Однако китайские сокращения по сравнению с российскими выглядят куда скромнее. Так, КНР с мая 2018 года снизил вложения в трежерис на $64 млрд, тогда как Россия — почти на $83 млрд. При этом Китай удерживает мировое лидерство по объему американского госдолга, РФ же теперь не входит и в тридцатку топовых инвесторов в казначейские бумаги США.

Между тем я не предполагаю, что Россия в ближайшее время полностью свернет инвестиции в казначейские облигации Америки. Дело в том, что они имеют статус надежного, ликвидного и стабильного финансового инструмента, который можно сопоставить, пожалуй, лишь с золотом. Гособлигации США могут использоваться не только ради сохранности средств, но и резервироваться на случай проведения торговых сделок или осуществления выплат по внешним долгам. Таким образом, в целях диверсификации вложений в безопасные инструменты и поддержания резерва для осуществления расчетов в долларах, думаю, сохранить символическую сумму в американских гособлигациях России было бы целесообразно. При этом имело бы смысл оставить ее именно в наиболее ликвидных казначейских облигациях.

Между тем конкуренцию американским госбумагам на сегодняшний день, на мой взгляд, может составить только золото. Хотя этот металл официально вытеснен из обращения, он остается высоколиквидным финансовым инструментом. К тому же в условиях изоляции золото может быть использовано любой страной в качестве платежного средства. А в условиях нестабильности оно будет играть роль защитного актива. Одно из главных преимуществ золота — его отрицательная корреляция с долларом. Таким образом, в периоды неустойчивости американской экономики инвесторы будут пытаться защитить свои средства от обесценивания и активно наращивать позиции в металле. Соответственно, потенциал роста цены на золото огромен, она может вырасти на 40–50% до $1,8 тыс. за тройскую унцию.

Сократив вложения в американский госдолг приблизительно на $80 млрд, Россия закупила в 2018 году 274,3 т золота. В ценах оно эквивалентно $86,9 млрд, что пока составляет 18,5% золотовалютных резервов. При этом с учетом санкционных угроз у РФ, по всей видимости, не будет другого выхода, кроме как наращивать резервы в металле. И в итоге доля золота может быть доведена до трети всего объема резервов.

Автор — финансовый аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир