Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прекращение действия Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности прошло в обстановке взаимных обвинений США и России. Но за ритуальными заявлениями остается интерес обоих государств к возможностям, которые ранее блокировались двусторонним соглашением. Что может дать Москве и Вашингтону возвращение в растущий клуб обладателей ракет средней дальности и для решения каких конкретно задач они могут понадобиться?

США мечтают о возрождении этого класса вооружения для усиления возможностей противостояния Китаю в Азии и контроля обстановки на Ближнем Востоке. Для континентальной России такие ракеты выглядят полезным и при этом недорогим инструментом для наращивания возможностей проекции силы вдоль своих сухопутных границ и с немногочисленных зарубежных баз. Для этого был разработан нынешний вариант «Искандер-М», который не противоречит договору. Более дальнобойные варианты будут в той же роли еще эффективнее.

Когда вооружения средней и меньшей дальности запрещали на излете Холодной войны, стороны боялись прежде всего нацеленных друг на друга ракет с ядерными боеголовками. Сегодня, несмотря на отказ от ДРСМД, речь не идет о немедленном их возврате в ядерном снаряжении. Такие варианты обязательно будут разработаны. Но сегодня ракеты с дальностью 500–5000 км рассматриваются больше как инструмент обычных войн, который можно применять не только в Третьей мировой. Мы на практике многократно видели применение крылатых и баллистических ракет в локальных конфликтах и даже в борьбе с терроризмом.

В 80-е основное беспокойство вызывали баллистические ракеты. Сегодня больше внимания сосредоточено на «поумневших» крылатых. Баллистическая ракета средней дальности осталась штукой громоздкой и дорогой. Крылатые ракеты при сопоставимой дальности сравнительно дешевы, компактны и уже имеются на вооружении во множестве вариантах. Наша страна не только обзавелась дальнобойными неядерными ракетами морского и воздушного базирования, но и успела истратить пару их сотен в Сирии. Разработать наземные варианты большой проблемы не составит.

Без ядерных боеголовок наземные крылатые и баллистические ракеты превращаются из сакрального оружия Апокалипсиса в рядовые комплексы вооружений, имеющие вполне определенные характеристики, совсем не беспредельные возможности и, помимо достоинств, вполне очевидные недостатки.

При размещении на своей территории наземные ракеты будут защищены всей мощью Вооруженных сил страны. При этом они способны сохранять некоторые возможности к стратегическому маневру. В таком варианте они проще в обслуживании и дешевле на боевом дежурстве.

Но бригады с сухопутными ракетами неизбежно будут уступать по мобильности и гибкости применения дальней авиации. По возможностям скрытного применения они несопоставимы с подводными лодками, а по дальности проекции силы за границы не сравнятся с флотом открытого моря.

Масштабной гонки вооружений с производством многих сотен новых ракет пока не анонсировано. А при небольшой численности их боевые возможности будут ограничены. Даже если перевооружить стандартную бригаду «Искандер» полностью новыми ракетами и пусковыми, она будет обладать залпом в 48 ракет — примерно как один американский эсминец с управляемым ракетным оружием. Конечно, это значительное усовершенствование по сравнению с бригадами, оснащенными комплексами предыдущего поколения «Точка-У». Но для изменения стратегического баланса на целом континенте или театре военных действий даже нескольких таких бригад в неядерном снаряжении будет недостаточно (как и эсминцев).

Немногочисленные ракеты с боевой частью, по мощности соответствующей простой 500-килограммовой фугасной бомбе, — не самый увесистый аргумент для поражения площадных или мобильных целей, развернутых по-боевому войск. А если их удар еще как следует проредить ПВО, выполнение боевых задач и вовсе не гарантируется.

Перечень объектов, против которых наиболее эффективны именно крылатые ракеты, не так уж и велик. К тому же бурное развитие техники привело к распространению систем ПРО и ПВО, ориентированных именно на противодействие ударам РСМД. Уже сейчас приоритетные военные объекты могут быть защищены многослойными и многоканальными системами ПВО, увязанными в эффективные автоматизированные системы управления и усиленными истребительной авиацией.

Ограниченность возможностей этого вооружения была продемонстрирована в Сирии, когда залпом из 105 продвинутых крылатых ракет НАТО не удалось надолго вывести из строя даже одну авиабазу Шайрат с ее безнадежно устаревшими самолетами. При массированном ударе по трем заброшенным объектам химической программы Сирии дозвуковые крылатые ракеты понесли потери даже при прорыве слабой по меркам ведущих армий мира сирийской ПВО.

Поэтому хотя иметь их и будет полезно, но на звание чудо-оружия, способного поразить объекты любой защищенности, они претендовать уже не могут. На эту роль идет кастинг среди более современных систем. Отказ от договора позволит вплотную заняться гиперзвуковыми ракетами средней дальности. И вот за этим передовым направлением следить в ближайшие годы будет гораздо интереснее, чем за уже пожилой технологией крылатых ракет.

Автор — военный эксперт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...