Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

США объявили о введении санкций против венесуэльской нефтяной компании PDVSA. Америка настаивает на том, что правильный президент — это тот, на кого укажет вашингтонский перст. Так как Венесуэла не соглашается с этим мнением, Соединенные Штаты заблокировали все активы нефтяной компании PDVSA в своей юрисдикции. По сути, перед нами не что иное, как рейдерский захват чужих миллиардов. Но своей цели на мировом рынке нефти он не достигнет.

Венесуэла считается страной с крупнейшими запасами нефти в мире — 47 млрд т, по данным BP. Однако добыча здесь сократилась за последние 10 лет с 3,2 млн до 1,5–1,9 млн баррелей в сутки. Проблема заключается в том, что примерно две трети доказанных запасов «черного золота» относится к трудноизвлекаемым. По этому показателю Венесуэла — мировой лидер, а также пионер добычи нефти из нетрадиционных источников. В начале этого десятилетия на фоне высоких цен, превышающих $100 за баррель, она добывала 700 тыс. баррелей тяжелой нефти и планировала увеличить ее производство до 3 млн баррелей к 2020 году.

Мировой кризис на рынке углеводородов, грянувший в 2014 году, привел к тому, что часть добычи в Венесуэле стала нерентабельной. Это не какая-то особая беда Венесуэлы. Например, в США за время кризиса добыча сократилась на 1,2 млн баррелей в сутки. В основном пострадала сланцевая нефть.

За время кризиса обострились непростые отношения Венесуэлы с соседней Гайаной за Эссекибо. Как выяснилось, регион, являвшийся предметом споров и разбирательств между этими странами с XIX века, весьма богат нефтью. Ситуация осложняется тем, что с марта 2015 года в Эссекибо заработала морская нефтедобывающая платформа Exxon Mobil. Геологической службой США регион считается вторым крупнейшим районом с неразведанными запасами.

Российские компании активно участвуют в освоении венесуэльских углеводородов. Здесь присутствует и «Газпром», и крупнейшие нефтяные компании нашей страны — «Роснефть», «Лукойл», «Газпром нефть». В Венесуэле работают китайские CNPC и Sinopec. Но на реализацию проектов негативно влияют низкие мировые цены на нефть.

При этом Пекин и Москва оказывают финансовую поддержку Каракасу. И надо заметить, что санкции, объявленные советником по нацбезопасности президента США Джоном Болтоном, далеко не первые в череде ограничений, вводившихся против Венесуэлы и PDVSA.

На этот раз запрещены сделки с активами PDVSA на $7 млрд. С точки зрения США, они защищают народное достояние Венесуэлы от узурпатора в лице законного президента Николаса Мадуро. С непредвзятой точки зрения, перед нами банальный рейдерский захват, только в очень большом масштабе. Он вполне способен привести к серьезным последствиям для мирового рынка нефти. Во всяком случае, на это явно рассчитывают Штаты.

Нельзя сказать, что Венесуэла сегодня является определяющим игроком нефтяного рынка. Но информационный фон, создающий ожидание дефицита, может привести к росту котировок. Чистой случайностью является то, что происходит это как раз в период, когда добыча в США начинает испытывать сложности из-за слишком низких цен.

Было бы идеально, если бы на призыв Америки отозвались покупатели венесуэльских углеводородов. Тогда поставки из этой страны удалось бы значительно ограничить. Но в настоящий момент у нас есть заявление Индии, покупающей 400 тыс. баррелей венесуэльской нефти в сутки. Она не прекращает сотрудничество со своими латиноамериканскими коллегами.

В то же время достаточно вяло звучат грозные ультиматумы ближайших сторонников США. В их числе есть немало стран, которые уже столкнулись с проблемами после введения санкций против Ирана. И сейчас эти государства стараются обойти ограничения. Складывается впечатление, что, если в ближайшее время Штатам не удастся сломить законное руководство Венесуэлы силовым или дипломатическим путем, сторонников полномасштабной изоляции этого государства можно будет пересчитать по пальцам одной руки.

Но очевидно, что финансовое давление может создать дополнительные проблемы для венесуэльской нефтянки. Вполне возможно, что добыча сократится. Но, имея за плечами финансовую и политическую поддержку со стороны Китая и России, Венесуэла сможет в перспективе справиться с потерей украденных благородными разбойниками активов. А с восстановлением котировок — нарастить добычу. Сама же ситуация долгосрочного воздействия на рынок не окажет.

Фактически санкции США лишь укрепляют деловые отношения Венесуэлы с нашей страной и Китаем как естественными союзниками.

Куда интереснее в сложившейся ситуации — как поведет себя крупный бизнес в странах, находящихся в сфере влияния Штатов. Их деловые интересы в последнее время часто приносились в угоду политической целесообразности. Притом США регулярно намекают на возможность введения санкций против европейских компаний, которые, к примеру, участвуют в строительстве «Северного потока – 2». Посмотрев на неприкрытый грабеж, не станут ли те же европейцы с большей охотой налаживать связи с Китаем. Полагаем, станут.

Автор — экономист, заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир