Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Артистов штрафуют за спойлеры»

Актриса Ольга Сутулова — о сериальной революции в России и «Содержанках» Константина Богомолова
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Впервые широкий российский зритель сможет посмотреть на большом экране лучшие короткометражки и даже немного помочь их создателям снять полный метр. В прокат выходит очередной альманах «Русское краткое», состоящий из пяти разножанровых историй: хоррор по Стивену Кингу «Пустите детей», эротический триллер «Сережка», черная комедия «Грибы и рыбы», современная сказка «Че» и драма «Костик». Зрители смогут проголосовать за полюбившегося участника сборника в кинотеатре или на страничке проекта в соцсетях. Лучшие работы первых шести выпусков «Русское краткое» смогут претендовать на денежный приз. Перед премьерой «Известия» встретились со звездой сериала «Троцкий» Ольгой Сутуловой, которая сыграла в «Костике» неожиданную роль.

— У вашего фильма сложно определить жанр — там есть и драма, и комедия. Вы к чему больше склоняетесь?

— Сам сюжет — конечно, драматический. Но за что я люблю режиссера Иру Волкову и почему всегда у нее снимаюсь — она в любой драме всегда находит комедию и умеет преподнести это очень тонко и точно. 

Не хочу подробно раскрывать сюжет, могу только сказать, что у меня такой вставной эпизод, в сущности, камео — наверное, первое в жизни — в котором я еще и говорю по-французски. Теперь на всех зарубежных фестивалях, куда ездит «Костик», меня принимают за французскую актрису (смеется).

— Как вы оказались в фильме? И почему известные артисты снимаются в коротком метре?

— С «Костиком» всё было просто и быстро. «Сутулова, какая у тебя классная шуба! Приезжай завтра на съемки». Я приехала, и мы вместе придумали эпизод. И это, в общем, нормальная для наших отношений ситуация, потому что мы уже много всего сделали вместе и, надеюсь, много чего сделаем еще.

— А если предложат сняться молодые и начинающие?

— Очень часто предлагают. Буквально на днях получила два сценария, но сниматься не буду, потому что мне совершенно не интересна история. Проблема в том, что многие недооценивают или не понимают специфики формата. Часто короткий метр рассматривают как такое формальное упражнение, «недокино», хотя на самом деле это сложная форма. Здесь важна история, оригинальность, ритм. В отличие от полного метра, где можно что-то потянуть или где-то дать слабину, тут права на ошибку нет.

Я часто бываю в жюри международных фестивалей короткого метра и уже на всю жизнь насмотрелась блеклых картин про страдания и тоску. Мне грустно, когда 20-летние присылают такие унылые истории без смысла, но зато с эмоциональной спекуляцией. 

Да, история, безусловно, может быть глубокой, серьезной и драматичной. Но все же этот мрак кромешный в исполнении юных кинематографистов надоел. Если каждый вздох Джима Джармуша, Тома ДиЧилло или Спайка Джонса нам интересен, потому что они — это они, то от короткого метра молодого кинематографиста хочется какой-то индивидуальности, оригинальности. Или актуальности.

Из российских короткометражек мне нравится «Лалай-Балалай» Руслана Братова. Жестко, коротко, круто придумано и здорово сделано. Или «Нечаянно» Жоры Крыжовникова. Мне лично жутко его смотреть, но очевидно, что это отличный фильм. «Пасьянс» Елены Бродач — серьезная и злободневная работа на тему женского одиночества и нереализованности.

Что касается «Костика», там история гораздо сложнее, чем кажется. Она не столько про поиски человека, сколько про то, что мы разучились слышать и слушать других. 

— Если вернуться немного назад... У вас был отличный громкий дебют у Дмитрия Астрахана — сначала в сериале «Зал ожидания», потом в фильме «Контракт со смертью», однако в нулевые вы снимались редко. Почему так?

—  Я дебютировала в кино, когда еще училась в школе, и после первых двух работ вернулась к учебе. Кроме того, после кризиса вообще мало снимали кино, а работы в сериалах я долго старалась избегать. Еще лет 7–8 назад, если мне приходил сценарий многосерийного фильма, я порой даже его не открывала — понимала, что там увижу.

Я верю: нельзя делать то, что тебе не близко, хотя это плохое качество для актера. Поэтому я решила для себя, что буду избирательной. Сейчас стала сниматься чаще, потому что появилось много качественных предложений, в том числе сериалов, которые бывают гораздо интереснее, чем кино.

— Какую из премьер вы ждете более всего?

Болею за «Алиби», которое должно выйти в марте. Это сериал о семейной паре с довольно нестандартными отношениями и нестандартными профессиями. В центре истории — агентство, которое обеспечивает алиби для состоятельных клиентов (такое, кстати, реально существует в Москве). Мы с Евгением Стычкиным (супруг актрисы. — "Известия") играем мужа и жену — в первый  и, видимо, в последний раз (смеется). Вложили в картину много своего личного — мыслей, шуток, переживаний. 

— Недавно закончились съемки сериала «Содержанки» Константина Богомолова. По синопсису кажется, что это такая сатира на светскую жизнь. А в реальности?

— В реальности там нет ни одного карикатурного персонажа — у Константина Богомолова, мне кажется, их просто не бывает. Да, формально сериал рассказывает о московском светском обществе, но на самом деле он гораздо глубже. Это серьезная драма о внутренней несвободе человека.

Каждый из нас порой чувствует, что не вполне свободен — общается не с теми людьми или работает не там, где бы хотел. История содержанки — провинциальной девушки, которая приехала в Москву и фактически продает себя за пальто Max Mara — яркая иллюстрация, как легко мы идем в добровольное рабство. Но это пример, конечно, очень примитивный. В сериале Богомолова все гораздо драматичнее.

— Про «Бендера» — сериал о юности великого комбинатора — что-то можно рассказать заранее?

— Съемки закончились, но больше, наверное, я ничего рассказать не могу. Раньше артисты часто отказывались говорить о сюжете фильма, потому что уставали повторять одно и то же, а сейчас это обязательное условие контракта. Теперь артистов штрафуют за спойлеры. Уже были прецеденты.

— Все по-взрослому — как в Голливуде. Как считаете, почему волна умных сложных сериалов докатилась до нас только сейчас?

— Изменения копились постепенно. Периодически, раз в пару лет, появлялись большие сериалы, о которых говорили все, — «Ликвидация», «Оттепель»… Но это заслуги отдельных мегаталантливых людей, а не системы. Системой это стало лишь недавно. Однако и сейчас, если разобраться, за самыми резонансными проектами опять стоят одни и те же люди.

Меня, конечно, можно заподозрить в пристрастности (смеется), но лично мне кажется, что всё изменилось, когда в индустрию пришли Александр Цекало, Валерий Федорович и Евгений Никишов — по-хорошему амбициозные и целеустремленные продюсеры. И вряд ли кто сможет поспорить с тем, что на сегодняшний день они делают лучший контент.

— Главной тенденцией прошлого года было то, что артисты все чаще стали примерять на себя роли продюсеров, режиссеров, сценаристов. Не хотели бы попробовать себя в ином качестве?

Никогда не буду снимать. Просто не смогу. Мне страшно смотреть на режиссеров, сидящих в палатке у плейбека, — как у них хватает сил, энергии заниматься этим монотонным трудом. А вот писать — почему бы и нет? Мне кажется, актер должен быть умным, интеллигентным и разносторонне развитым. Поэтому осваивать смежные профессии — это правильно. Есть вещи, которые меня сильно волнуют, и, возможно, когда-нибудь эти мысли превратятся в сценарий.

— О чем?

— В свое время меня зацепила пьеса Трейси Леттса «Август, графство Осейдж» (по ней не так давно сняли фильм с Мерил Стрип). Речь о семье, которая собирается вместе после таинственного исчезновения отца. Начинают скандалить, вспоминать старые обиды…

В пьесе поднимаются важные и актуальные вопросы. Почему родные люди так жестоки друг к другу? Почему мы легко позволяем манипулировать собой? Как психологическое насилие внутри семьи превращает людей в жертв, не способных к сопротивлению, и как жертвы потом превращаются в агрессоров? И как из таких отдельных примеров формируется общество? Я бы посмотрела такое кино.

Справка «Известий»

Ольга Сутулова окончила актерский факультет ВГИКа (мастерская Иосифа Райхельгауза). Первые резонансные роли сыграла в фильмах Дмитрия Астрахана — «Зал ожидания», «Контракт со смертью», «Подари мне лунный свет».

Далее последовали военная драма «Ленинград» (номинация на «Золотой орел»), киберпанк «Нирвана», экранизация бестселлера «Про любоff» и другие. Среди последних ролей актрисы — Наталья Седова в сериале «Троцкий» и следователь в триллере «Sпарта».

 

 

Прямой эфир

Загрузка...