Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Фильм о предательстве может стать шедевром или ловушкой»

Режиссер Ян Деманж — о киноистории информатора-наркодилера, послевкусии успеха и работе с Мэттью МакКонахи
0
Фото: WDSSPR
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

31 января в российский прокат выходит криминальная драма «Белый парень Рик» режиссера Яна Деманжа, ставшего широко известным после фильма «71». В новой ленте одну из главных ролей сыграл обладатель «Оскара» Мэттью МакКонахи, а одним из продюсеров выступил Даррен Аронофски. О том, каким удовольствием и испытанием стала для него новая картина, режиссер рассказал «Известиям». 

— После фильма «71» у вас появилось немало возможностей. Почему вы решили снять картину «Белый парень Рик»? И как повлиял на вас успех на Берлинском кинофестивале?

— Я немножко повеселился, отвел душу на нескольких вечеринках, на которые меня раньше не приглашали. Больше на них не хожу. Мне было хорошо, хотя какой-то внутренний голос, возможно, голос моего европейского воспитания, предостерегал от того, чтобы воспринимать это серьезно. Если бы я не прислушался к нему, меня бы захлестнуло.

Что касается нового фильма, началось всё с того, что мне прислали сценарий «Белый парень Рик», написанный в традициях старой школы. Это правдивая история Ричарда Верша, который в 14 лет был завербован ФБР в качестве информатора и помог раскрыть множество преступных сделок. Однако вскоре он стал крупным наркодилером, и его приговорили к пожизненному заключению. Кстати, за пару лет до того я прочитал статью о Рике, но не увидел фильма в этой истории. Я вообще не очень увлекаюсь сюжетами об информаторах.

— Почему?

— Потому что в их основе — предательство. Фильм о подобном может стать шедевром, как у Скорсезе. Но может и оказаться ловушкой.

— Почему же сценарий заставил вас изменить свое мнение?

 Первые 20 страниц рассказывали о взаимоотношениях отца и сына, которые очень меня тронули. У меня самого были странные отношения с отцом. Это дало мне отправную точку. Я увидел возможность снять драму взаимоотношений, которая, я чувствовал, была бы очень актуальной.

Я переехал в Америку как раз в то время, когда в США внимание было приковано к президентским выборам, а в Великобритании, где я жил, стартовал Brexit. А тут история про парня, который занимается криминалом и верит в то, что через год всё будет хорошо. И действие разворачивается в Детройте, столице американской мечты, городе, который в одночасье стал символом того, как локомотив капитализма может сойти с рельсов.

Там начались столкновения на расовой почве, улицы превратились в апокалиптический пейзаж, у людей не стало выбора. И тут им говорят, что американская мечта может сбыться. Но у кого она может сбыться? Возможно ли изменить свою жизнь к лучшему, если ты родился в крайней нищете?

И еще вот что — я всегда был аутсайдером. Француз алжирского происхождения, воспитанный в Лондоне. Потом оказался в Голливуде, где было полно привилегированных белых людей. И как раз в тот момент, когда я привыкал к жизни в Америке, мне удалось найти подход к материалу и понять, как снять этот фильм о парне-аутсайдере.

— Значит ли это, что ваша собственная судьба позволила вам увидеть очень американскую историю с необычной точки зрения?

 То, что я смотрю на эту историю со стороны, очень заметно в фильме. 

— Вы стремитесь к тому, чтобы происходившее в то время в Детройте получило справедливую оценку?

— Безусловно. Я сам ничего не знал об этой истории. Как только я принялся ее изучать и встретился с Риком в тюрьме, то задумался над тем, как мне рассказать об этом. Ведь здесь несколько составляющих: это и семейная драма, и жизнь наркоторговца, и взаимоотношения брата и сестры, и, самое важное, сам Детройт. Это тоже персонаж.

— Когда вы приступали к фильму, думали о том, что вам нужно иметь дело с оскароносным Мэттью МакКонахи?

— О да! Я думал: «Черт возьми, как же я справлюсь?» Но я себя успокаивал тем, что нужно просто пережить это. Кроме Мэттью МакКонахи, который сыграл отца молодого героя, у меня был Брюс Дерн, я работал с крупной студией. Я начал привыкать к стилю работы в США. Невозможно навязать им свою культуру съемок. У них свой собственный подход к кинопроизводству. Погрузившись в него, я почувствовал, что понимаю гораздо больше, чем раньше.

Но кинематограф остается кинематографом, и в глобальном плане задачи остаются прежними, просто добавляются студия и звезды. После «71» я чувствовал, что от меня ждут чего-то большего. У меня не было другого выхода, кроме как постараться удовлетворить ожидания окружающих.

— Как строились ваши отношения с актерами?

Я очень проникся к Мэттью, и не только как к актеру, но и как к человеку. Когда я привел к нему Ричи Мерритта, школьника, который сыграл его сына, Ричарда Верша – младшего, то сказал: «Мэттью, послушай, я думаю взять на роль этого паренька. Он не актер, но у него большие способности». А в это же время некоторые замечательные актеры боролись за право сыграть эту роль.

Студия тряслась от страха, я трясся от страха, но мне нравился этот парень, потому что он не притворялся. Я чувствовал, что некоторые из тех ребят, которых мне предлагали, никогда не были в афроамериканском гетто. Это было видно по их игре, как они ни старались. А этому пареньку всё было по барабану.

И уж что совершенно потрясло меня, что он понятия не имел, кто такой Мэттью МакКонахи. В общем, сначала всё было хорошо, но потом что-то случилось во время их совместной работы. Мэттью настроился на свою частоту, его игра становилась всё лучше и лучше. А паренек не мог адаптироваться под игру Мэттью, поэтому МакКонахи самому пришлось подстраиваться под Ричи. И Мэттью проявил здесь благородство духа, помня, как четверть века назад сам, не будучи актером, начинал сниматься в кино.

— Реальный Ричард Верш – младший сможет посмотреть «Белого парня Рика» в тюрьме?

— Я надеюсь, нам удастся получить разрешение прийти к нему с ноутбуком и показать готовый фильм.

— Вы знаете, чем бы вам хотелось заниматься дальше? Будете ли снимать новые криминальные драмы или возьметесь за какой-то иной жанр?

— Я готов работать в любом жанре, если только найду историю, которая меня затронет. Это единственное, что мне нужно. Я отдаю дань технике, но без эмоционального наполнения форма просто останется формой, а это меня совсем не интересует.

Справка «Известий»

Ян Деманж окончил Лондонский колледж печати и Национальную школу кино и телевидения Великобритании. Дебютировал в кино в 2003 году, сняв несколько эпизодов сериала «Подъем».

С 2007 по 2011 год работал над сериалом «Тайный дневник девушки по вызову». Стал широко известен после фильма «71», завоевавшего приз экуменического жюри на Берлинском кинофестивале.

 

 

Прямой эфир

Загрузка...