Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кабаре по-техасски: «Пышка» преподает провинции урок бурлеска

Дженнифер Энистон предлагает зрителю лирическое размышление о лишнем весе, гендерной идентичности и молодежном протесте
0
Фото: Парадиз
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит «Пышка» — продюсерское детище Дженнифер Энистон. Никакого отношения к Мопассану фильм не имеет, и если вы, посмотрев трейлер, захотели увидеть романтическую комедию — лучше идите на другой сеанс. «Пышка» гораздо сложнее и смелее, чем большинство картин с подобным сюжетом, хотя не торопится об этом сообщать.

Завязка вполне тривиальная. Маленький техасский городок. У провинциальной королевы красоты (Энистон) дочка Уилл (Даниэль МакДональд) сильно озабочена лишним весом. Она стесняется не только матери, но также своей стройной и красивой лучшей подруги (Одейя Раш) и даже симпатичного парня (Люк Бенвард), который как будто ухаживает за Уилл, хотя по нему сохнут все местные девушки. Но чего Уилл не занимать, так это вздорного характера. Она и еще несколько девушек с нестандартными внешностью и мышлением решают участвовать в конкурсе красоты — не чтобы выиграть, а чтобы отвесить пощечину общественному вкусу...

Судя по завязке сюжета, все компоненты стандартного жизнеутверждающего ромкома налицо. Присутствуют даже отталкивающе-совершенная фаворитка конкурса и местная мужеподобная феминистка, которая обязательно смягчится к финалу. Плюс много красивой музыки — единственная номинация «Пышки» на «Золотой глобус» была за лучшую оригинальную песню Girl in the Movies, которую специально для фильма написала легенда кантри Долли Партон.

И всё же «Пышка» оказывается не тем, чем кажется: она ближе к арт-мейнстриму вроде «Маленькой мисс Счастье», «Отрочества» или даже «Леди Берд». Здесь нет филигранной режиссуры, но молодые актеры умеют молчать в кадре, а их среда наполнена многочисленными деталями, создающими атмосферу. Можно почувствовать, какие жирные бургеры готовят в забегаловке, где Уилл работает официанткой. Или задохнуться вместе с ней от клаустрофобной захламленности ее дома, или ощутить нищету интерьеров, в которых вчерашних школьниц готовят к конкурсу красоты так, словно это главное событие в их жизни.

Непохожие на своих матерей или сверстниц девочки бунтуют, сами толком не понимая, чего они хотят. Они растеряны и испуганы, школьный буллинг научил их защищаться, а родители забыли объяснить, для чего это нужно. Авторы «Пышки» с грустной иронией показывают, как самая боевая девица вместо музыкального номера начинает выкрикивать лозунги эмансипации и вскоре сама понимает, насколько жалко это выглядит. А чего стоит момент, когда Уилл приходит записываться на конкурс и понимает, что она среди участниц будет далеко не самой толстой! Девушки на взводе, они постоянно ругаются и редко успевают рефлексировать, эмоции здесь практически всегда побеждают.

К этому, кстати, придрались многие американские издания: дескать, маловато глубины в персонажах, переборщили с сантиментами. Оценки «Пышки» в авторитетных изданиях находятся в диапазоне от низших до самых высоких. Причем последние особенно отмечают игру Энистон, которая не боится быть смешной, переводя трагикомичные ситуации в драматические. Но все признают, что основной фишкой ленты становится введение в сюжет кабаре, где выступают drag queens, — зеркальное отражение конкурса красоты. В момент, когда два мира сталкиваются и юных маргиналок начинают тренировать и вдохновлять маргиналы со стажем, начинается что-то вроде облегченного Альмодовара, где слезы льются рекой, смывая тушь и помаду, но от этого почему-то всё равно всем светло и весело.

Техасские квиры, чувствуется, хлебнули на своем веку по полной, так что девчушкам сначала становится стыдно за свое малодушие, а потом они начинают срочно наряжаться и практиковаться в сценических фейерверках раскрепощенности и музыкальности. Пусть финал «Пышки» неимоверно растянут, но он успевает во всей полноте продемонстрировать, чему можно научиться на юге США, если преподаватели подобрались что надо. Даже тема лишнего веса здесь уходит куда-то на периферию, где ей, в общем, самое место.

 

Прямой эфир