Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Цены на нефть колеблются в районе $60 за баррель. Неопределенность вносят Иран и рост добычи в США, рынку не дает покоя мысль о возможном повторении кризиса 2014–2016 годов, есть опасение, что и сегодня спрос значительно превысил предложение. Странам ОПЕК+ предстоит во время консультаций в Вене решить: есть ли опасность кризиса, достаточны ли текущие цены для развития отрасли и стоит ли вновь принимать меры по ограничению добычи.

Иранский вопрос, как и четыре года назад, негативно влияет на нефтяные котировки. После того как в мае 2018 года стало ясно, что на Тегеран вновь будут наложены санкции, рынок опасался дефицита. Ведь санкции в данном случае неминуемо привели бы к исчезновению значительных объемов нефти. Споры шли лишь о том, какие именно объемы пропадут — от 600–800 тыс. до 2–2,5 млн баррелей в сутки.

Но рынок быстро был успокоен решением стран ОПЕК+ нарастить добычу. Однако когда санкции против Ирана были введены, выяснилось, что стремительного исчезновения его экспортных объемов не произойдет, и ряду стран было разрешено торговать с Ираном еще шесть месяцев. Вот только добыча других крупных игроков уже должна была вырасти, чтобы вовремя компенсировать выпавший иранский экспорт. Значит, предложение опережает спрос? Некоторые игроки решили, что да. Цены устремились вниз.

Но помогал им в этом не только неопределенный статус Ирана.

США в этом десятилетии стремительно нарастили производство сланцевой нефти. Во многом рост добычи в Соединенных Штатах привел к кризису перепроизводства в мировых масштабах. Американская нефть в 2015 году рухнула под собственной тяжестью — извлечение снизилось на 1,2 млн баррелей в сутки с рекордных 9,61 млн. Полторы сотни нефтегазовых компаний в США обанкротились.

Но стабилизация на рынке углеводородов, которую укрепила сделка ОПЕК+ 2016 года, привела к восстановлению производства американской нефти. На максимальных мировых ценах 2018 года оно выросло до 11,7 млн баррелей. Рост за 2016–2018 годы составил около 3,3 млн баррелей в сутки.

Ограничить добычу своими силами американские компании не смогут. Высочайшая закредитованность и специфика добычи именно сланцевой нефти вынуждают постоянно бурить новые скважины и добывать, добывать, добывать. Американская нефтянка сегодня подобна акуле — стоит ей остановиться, она задохнется.

Опасность повторения кризиса перепроизводства была очевидна даже довольно лояльным к сланцевой добыче американским экспертам еще в 2017 году. Для многих компаний, работающих в США, нынешняя ситуация — это классическое «умри ты сегодня, а я завтра». Мы уже наблюдали это в 2014–2016 годах. Очевидно, что некоторые игроки должны покинуть рынок. И вопрос лишь — кто продержится дольше.

Странам ОПЕК+ предстоит оценить степень риска, который несет отрасли сложившаяся на рынке ситуация. Они будут исходить из фундаментальных факторов — объема добычи и уровня спроса. Также им предстоит дать ответ, сколько же действительно нефти потеряет рынок вместе с уходом Ирана, и оценить опасность американского фактора.

В минувшие выходные президент РФ Владимир Путин, комментируя прошедшую на полях саммита G20 в Аргентине встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Салманом Аль Саудом, сообщил, что Москва и Эр-Рияд продолжат сотрудничество в рамках ОПЕК+. Договоренность об этом уже достигнута, подчеркнул он. Это не означает стопроцентной уверенности сторон в необходимости сокращения добычи, но лишний раз подчеркивает преимущества формата ОПЕК+, фактически заменившего устаревший формат ОПЕК.

Не исключено, что ограничений добычи вводить не потребуется. Если спрос и предложение будут сбалансированными. Тем более что для основных участников сделки ОПЕК+ даже $60 за баррель — это достаточный уровень цен. Еще год назад взятие рубежа в $60 было большой радостью для всего рынка.

Конечно, для мировой добычи комфортнее коридор $70–75 за баррель. Дешевой в производстве нефти практически не осталось, восполнение запасов требует все больших и больших вливаний, которые невозможны при слишком низких котировках.

Однако может оказаться разумным сдерживать какое-то время цены на нынешнем уровне, чтобы очистить рынок от лишних объемов. В первую очередь от излишка сланцевой нефти.

Так или иначе, решение ОПЕК+ окажет стабилизирующее влияние на рынок. Кроме того, оно продемонстрирует, есть ли фундаментальная основа, влияющая на падение цен, или перед нами в большей степени результат неоправданных ожиданий и спекуляций.

Для всей мировой отрасли важно, что спрос на нефть растет и в 2019 году он перешагнет отметку в 100 млн баррелей в сутки. Спрос на российское черное золото также увеличивается. Особенно заметно — на азиатском направлении. А $60 за баррель для нашей страны — это более чем комфортный и достаточный уровень цен. Кроме того, он позволит снизить себестоимость производимых у нас нефтепродуктов. Что может благоприятно сказаться на внутреннем рынке.

Автор — государственный и политический деятель, экономист, публицист

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...