Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Они пытаются протащить евроинтеграцию на последней стометровке»

Президент Молдавии Игорь Додон — о том, как он намерен помешать закреплению в конституции вектора на евроинтеграцию и о проблемах для государства от этого шага правительства
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент Молдавии и его Партия социалистов не допустят внесения пункта о евроинтеграции в конституцию государства до выборов в парламент. Об этом в интервью «Известиям» заявил сам молдавский лидер Игорь Додон. Он также рассказал, почему правящей коалиции наверняка не удастся принять скандальный документ до истечения срока полномочий нынешнего созыва депутатов и чем подобные шаги правительства грозят приднестровскому урегулированию и стабильности в стране в целом.

— На этой неделе Демократическая партия Молдавии, которой принадлежит парламентское большинство, обещала внести законопроект о закреплении в конституции государства вектора на евроинтеграцию. Какие у вас и ваших сторонников есть варианты, чтобы не допустить таких конституционных преобразований, учитывая вероятное изменение расстановки сил в новом созыве после февральских выборов?

— Всё зависит от того, сможет ли правящая коалиция заручиться поддержкой необходимого количества голосов в парламенте. Пока у них нет нужного числа. Чтобы блокировать этот законопроект, необходимо 35 голосов. У социалистов — 24 места в парламенте. У коммунистов — пять голосов. Есть еще некоторые депутаты, кто не собирается поддерживать закрепление вектора на евроинтеграцию в конституции.

Даже если они проголосуют сейчас, им надо через 2–3 дня передать законопроект мне на подписание. Я не собираюсь подписывать этот документ и через 14 дней верну его обратно. После этого правящая коалиция может еще раз вынести этот вопрос на голосование. Если они снова за него проголосуют, набрав необходимую поддержку, то законопроект опять будет направлен мне на подпись. То есть у меня опять будет 14 дней, по истечении которых я его еще раз верну обратно. Получается так, что это произойдет уже впритык к концу ноября. А ведь 30 ноября истекают полномочия этого созыва парламента. Другими словами, они пытаются протащить евроинтеграцию в Конституцию на последней стометровке.

— Но ведь выборы назначены на февраль. Когда в ноябре у депутатов закончится мандат, они технически не смогут менять конституцию?

— После 30 ноября они уже не смогут проголосовать за подобный законопроект, поскольку по истечении полномочий парламент имеет право принимать только ординарные законы, то есть простые. А вот такие, как изменение Конституции или органические законы (фундаментальные и конституционные законы. —– «Известия»), — уже нет.

— Получается, что для внесения столь существенных поправок в основной закон страны даже нет необходимости организовывать референдум? Нет ли каких-то планов поменять данную процедуру?

— Это позволено молдавской конституцией, что для ее изменения необходимо две трети поддержки депутатов, то есть 67 голосов. При этом моя позиция заключается в том, что подобные изменения категорически не должны вноситься парламентом. То, каким будет Основной закон страны, имеет право решать только народ на референдуме. Даже если они смогут сейчас проголосовать, эту систему всю надо менять. Недопустимо, чтобы идеологию какой-то партии, которую сейчас поддерживает даже не половина общества, закреплять как конституционную норму. В советские времена была одна партия, но мы сейчас уже в другом веке вообще-то живем.

— Как эти шаги правящей партии отражаются на урегулировании приднестровского вопроса?

— Это очень негативно влияет на приднестровскую проблему. Ведь у нас в Молдове есть сразу несколько регионов, которые категорически против вектора на европейскую интеграцию. Это и Приднестровье, и Гагаузия, и север страны. Я думаю, что большинство молдавских граждан, а по опросам это 75–80%, выступают за сбалансированную внешнюю политику и хорошие отношения как с Западом, так и с Востоком. То есть как раз население поддерживает тот курс, к которому мы стремимся последние годы.

— При этом сейчас на переговорах по Приднестровью наблюдаются определенные подвижки.

— Да. Именно поэтому все это в ущерб тем успехам, которых удалось добиться на приднестровском направлении за последнее время.

 

Прямой эфир