Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Решение Федеральной резервной системы США о повышении ставки по операциям на открытом рынке на 25 базисных пунктов до уровня 2–2,25% годовых было ожидаемым. Эта ставка — главный индикатор американской денежно-кредитной политики, и в отличие от нашей ключевой ставки, ФРС действительно поддерживает ее на рынке краткосрочных облигаций. Решение не вызвало бурной реакции — американские акции, нефть и валюты развивающихся рынков дорожали, а не дешевели. Глава ФРС выглядел увереннее, чем в прошлые разы, более того, он показал, что американский регулятор независим от президента, проигнорировав его критические комментарии о нежелательности повышения ставок.

Наиболее интересными были заявление ФРС и ожидания по динамике ставок от членов комитета по открытым рынкам по итогам заседания. ФРС предполагает еще одно повышение в декабре 2018 года, три в 2019-м и одно в 2020 году на фоне бурного роста американской экономики (4,2% год к году) при крайне низкой безработице — 3,9% и инфляции около целевого уровня в 2% в год. Снижение налогов, рост расходов на инфраструктуру и укрепление вооруженных сил, а также увеличение кредитования стали «стероидами» американской экономики. Более того, в отличие от некоторых крупнейших банков ФРС низко оценивает вероятность экономического кризиса в ближайшие три года. В таких условиях стимулирование экономики низкими ставками выглядит излишним, в том числе поэтому впервые более чем за 10 лет из заявлений ФРС исчезло упоминание о стимулирующей политике.

Для развивающихся рынков, валюты которых в последний год испытывали сильное давление, повышение ставок в США — неприятное, но предсказуемое событие. Бурный рост в Америке, устойчивый в Японии и Евросоюзе и стимулирующие меры в Китае поддерживают цены на сырьевые товары, что хорошо для многих из этих стран и смягчают негатив, идущий из Вашингтона. С середины сентября обстановка на мировых рынках несколько успокоилась — за исключением Аргентины. Но политические риски остаются высокими, особенно в Бразилии, где в октябре пройдут выборы с непредсказуемыми результатами. С учетом продолжающегося ужесточения американской денежно-кредитной политики, центральным банкам стран за пределами условного «первого мира» приходится выбирать между слабыми валютами и более высокой инфляцией или же существенно повышать процентные ставки, увеличивая привлекательность вложений на своих рынках. Хуже всего приходится странам с несбалансированным бюджетом и сильной зависимостью от импорта.

Россия находится в достаточно выгодном положении: созданы хорошие резервы, финансовая политика близка к идеальной, необходимости занимать нет ни на внутреннем, ни на международном рынках. Высокие мировые цены на нефть и металлы обеспечивают дополнительный запас прочности. Санкционное давление влияет на валюту, но из-за высокой готовности к рискам они переживаются экономикой значительно легче. Ослабление рубля оказалось выгодно федеральному бюджету и большинству экспортеров, а инфляция, хоть и растет, но низка по историческим меркам.

Основной вопрос ближайшего месяца — насколько далеко Банк России зайдет в своей борьбе с инфляцией. Повышение ставки ФРС на фоне усиления инфляции уже анонсировано, но ускорение этого процесса может стимулировать рост ставок и в России, ударяя по кредитам бизнесу и ипотеке, но повышая привлекательность государственных облигаций и для внутренних, и для зарубежных инвесторов. В случае если ЦБ решит пойти на опережение в закручивании гаек, слабый рост экономики может обернуться стагнацией, но зато инфляция снизится до целевого уровня.

Автор — управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир