Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последнее время все начали привыкать к рекордам российского кино. В прошлом году каждый четвертый билет был продан на сеанс отечественного фильма. Итоги первых восьми месяцев 2018 года оказались и того выше. Доля российских сборов в общем бокс-офисе составила 30%.

Что это значит? Растет число успешных фильмов, повысилось среднее качество картин, зритель стал больше доверять отечественному кино. Однако красивые цифры не должны успокаивать. Как и раньше, кино остается очень рискованным бизнесом.

За примером далеко ходить не надо. В последнее время поднялась волна публикаций о неких мифических хищениях из Фонда кино. В действительности же речь идет о взыскании средств с кинокомпаний, которые не смогли вовремя вернуть полученную субсидию. И это, к сожалению, довольно рутинная практика.

Важно напомнить, что начиная с 2013 года Фонд кино выделяет деньги на смешанных условиях. Часть поддержки продюсеры получают без необходимости возвращать ее, обязуясь в определенные сроки снять и выпустить свой фильм. Еще часть денег предоставляется в качестве беспроцентного кредита, который нужно вернуть в фонд после выхода фильма в прокат. Насколько я понимаю, ежегодно многие продюсеры сталкиваются с ситуацией, когда не могут сразу отдать полученные средства, так как результаты кинопроката оказались далеки от ожидаемых. И очень часто это не полностью их вина.

Конечно, у нас в бизнесе есть люди, которые весьма самонадеянно считают себя продюсерами. Не случайно, схожую судебную работу ведет и Министерство культуры, пусть и в гораздо меньших масштабах. Список штрафников у ведомства значительно короче, так как деньги здесь выделяются только на безвозвратных условиях. Ведомство поддерживает кино авторское, социально значимое, которое снимается не для получения прибыли и возвращать там часто не из чего. Единственное, что требуется от получателей министерской субсидии, — это снять фильм и сдать копию в Госфильмофонд, даже в прокат выходить не обязательно. Однако и это удается не всем.

Тем не менее я уверен, что откровенных проходимцев в нашем кино практически не осталось. Точнее, получить господдержку ни в Министерстве культуры, ни в Фонде кино они не могут. Чтобы претендовать на субсидию в Фонде кино, нужно пройти многоступенчатую экспертизу: сценарную рабочую группу, очную защиту перед экспертным советом, наконец, голосование Попечительского совета. Если бы это был фиктивный проект, существующий лишь на бумаге, он бы отсеялся на одном из этапов. Раз субсидия была выделена, значит, потенциал у проекта был. Другой вопрос, что реализоваться он по тем или иным причинам не смог.

Почему фильмы в прокате не собирают своих денег? Виной может быть целый комплекс причин. Да, иногда подводит продюсерское чутье — ошибся, переоценил, не доглядел. Однако все просчитать и невозможно. Не оправдывают ожиданий даже, казалось бы, беспроигрышные проекты. Вроде бы все есть у фильма — и актеры, и сценарий, и бюджет, и реклама – а в аудиторию не попадает. Если бы реакцию можно бы стопроцентно предугадать заранее, не было столько провалов и среди голливудских проектов, у которых и производственные, и рекламные бюджеты в разы больше российских.

Большая проблема для отечественного кино — это сильное конкурентное окружение. Например, фильм «А зори здесь тихие…» выходил на второй неделе проката очередных «Мстителей», и после первого уикенда его просто выбило из кинотеатров. Компания до сих пор возвращает долг Фонду кино. Многие российские фильмы серьезно не добирают из-за того, что не могут найти себе комфортную дату релиза. Хороших дат в году немного, и за них идет настоящая битва, в том числе и между российскими фильмами. При этом кинопрокат остается основным источником дохода для продюсера. Онлайн-показы и ТВ, зарубежные продажи — всего этого пока недостаточно, чтобы отбить бюджет.

Поэтому так важна государственная поддержка. Это та подушка безопасности, которая страхует кассовые риски. Без нее ни один крупнобюджетный проект не был бы возможен. Кроме того, государственные деньги привлекают частные средства. Вопреки живучему стереотипу, кино в России никогда не снимается только за госсчет. По действующим правилам, и министерство, и Фонд кино могут покрыть не более двух третей бюджета. На практике же, так как компаний много, а сумма не меняется уже много лет, поддержка составляет в среднем меньше половины от всего бюджета, и частично — на условиях возврата.

При этом, какими бы не были кассовые результаты, взятые у государства деньги нужно вернуть. И, несмотря на эти трудности, все серьезные продюсеры свои обязательства перед Фондом рано или поздно выполняют. В том числе и потому, что понимают: эти деньги будут реинвестированы обратно в отрасль.

Автор – президент Гильдии продюсеров Союза кинематографистов РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Прямой эфир