Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ВС и правительство разошлись в арестах

В кабмине предлагают скорректировать идею Верховного суда о новых правилах продления сроков содержания под стражей
0
Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правительство РФ предложило исправить законопроект Верховного суда РФ, направленный на защиту фигурантов уголовных дел от необоснованных арестов. В ходатайствах о продлении срока содержания под стражей следователи должны лишь указывать данные, доказывающие эту необходимость, а не приводить план своих действий, как ранее предлагал ВС. Это следует из подготовленных в кабмине поправок ко второму чтению проекта, с текстом которых ознакомились «Известия». Юристы считают, что предложения правительства нивелируют идею ВС.

Осенью прошлого года Верховный суд предложил обязать следователей четче мотивировать необходимость продления ареста. А именно — раскрывать, какие следственные действия (например, допросы и экспертизы) планируется провести, и объяснять, почему их не провели ранее. Суд же будет вправе как согласиться с этими доводами, так и отказать в дальнейшем содержании подследственного под стражей. Внесение таких изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, по мнению ВС, будет способствовать недопущению случаев, когда работа по уголовному делу фактически не ведется, а его фигурант находится в следственном изоляторе. В кабмине к этой идее отнеслись настороженно, заявив, что это может привести к разглашению данных предварительного расследования и создать угрозу уничтожения доказательств. Тем не менее законопроект в правительстве в целом поддержали, и Госдума в апреле 2018 года приняла его в первом чтении.

Ко второму чтению правительство подготовило свои поправки к законопроекту. Оно предлагает изменить правила продления ареста, но обязать следователей указывать в ходатайстве перед судом не перечень планируемых своих действий по делу, а только «данные, свидетельствующие о необходимости производства следственных и иных процессуальных действий».

Также законопроект закреплял в УПК разъяснения ВС о недопустимости арестов бизнесменов, привлекаемых по «предпринимательским» статьям, которые он дал судам осенью 2016 года. Документ конкретизировал, какие преступления относятся к предпринимательской сфере — например, управление имуществом, которое используется для ведения бизнеса, и действия руководителей, связанные с использованием их полномочий. Ко второму чтению правительство предлагает исключить из перечня сразу три статьи УК, по которым запрещается арестовывать бизнесменов. Речь идет о «незаконной организации и проведении азартных игр», «незаконном производстве или обороте этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», а также «незаконной розничной продаже алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции» (ст. 171.2–171.4 УК).

Предложения кабмина выхолащивают саму идею ВС об обосновании причин продления срока стражи, считает советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.

— Предлагаемая формулировка позволит следователям использовать словосочетания и выражения общего характера. Например: «Продление срока содержания необходимо для производства следственных действий, направленных на доказывание характера и размера причиненного преступлением вреда. Сведения о размере вреда впервые были получены от свидетеля Б., который был допрошен... в связи с чем ранее следственные действия не могли быть произведены», — рассуждает он.

По его мнению, указание на перечень планируемых и проведенных следственных действий «никак не раскрывает тайны следствия», поскольку никто не обязывает описывать их результаты и полученные доказательства. А именно в последних и заключается тайна следствия.

С ним согласна и старший юрист BGP Litigation Валерия Алферова, по мнению которой поправки к проекту «нивелируют идею ВС, поскольку не исключат практику указания следователями обтекаемых сведений о необходимости следственных действий, тем самым предоставляя большую возможность без ограничений продлевать сроки и устанавливая необоснованно широкие пределы усмотрения применяемой нормы».

Евгений Рубинштейн обратил внимание и на сокращение списка статей УК, по которым не предусмотрен арест. С арестованными обвиняемыми проще работать и добиваться нужных показаний, чем с теми, кто не ограничен в свободе, полагает он.

 

Прямой эфир