Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За бурными обсуждениями телеобращения Владимира Путина относительно пенсионной реформы, которое вызвало широкий резонанс, скрывается еще один немаловажный аспект, который во многом объясняет мотивацию главы государства и избранную им роль в этом процессе.

Рискну предположить, что те изменения, которые правительство предложило несколько месяцев назад и которые были на первом этапе восприняты людьми негативно, стали для президента одним из самых серьезных внутренних вызовов последних лет.

Внутренним вызовом для человека и политика, который оказался на развилке — принять необходимые, но непопулярные решения. Или, оглядываясь на результаты социологии, спокойно доработать срок и перекинуть решение реально существующей проблемы на тех, кто будет руководить страной через 10–15 лет.

Не сомневаюсь, что, оказавшись на его месте, многие, недолго думая, выбрали бы вариант, при котором можно было бы и не брать ответственность на себя. 

Но Путин не был бы Путиным — самым популярным российским политиком на протяжении долгого времени, — если бы руководствовался такой логикой. Собственно, этим во многом и объясняется то, что глава государства не стал перекладывать ответственность на других и своим обращением, по сути, взял ее на себя. Это тоже результат его внутреннего выбора. Как и того, что рейтинг для ответственного политика не является самоцелью, а нужен в том числе и для того, чтобы проводить необходимую политику.

Отсюда и та пауза, которую взял президент для того, чтобы выработать окончательную позицию. Изменения, которые затрагивают практически каждого, не могли быть утверждены с кондачка даже в условиях их объективной необходимости. Нужно было услышать аргументы всех сторон, понять, есть ли альтернатива. Требовалась широкая дискуссия, и об этом президент говорил в Калининграде буквально месяц с небольшим назад — тогда, когда окончательное решение еще не было принято.

По большому счету, у критиков законопроекта было достаточно времени, чтобы предложить свое видение выхода из ситуации с пенсионной системой. И глава государства готов был услышать каждого. Не все это до конца понимают, но руководство страны было в первую очередь заинтересовано в том, чтобы найти менее болезненную альтернативу — задача заключалась в ликвидации проблемы, а не в создании новых и, конечно, не в лоббировании внесенного в парламент плана действий.

И эта дискуссия была организована — на площадке партии власти, общественных организаций, представляющих интересы бизнеса, профсоюзов и в Госдуме. Она позволила уйти от эмоций и перейти к разговору по существу. Появилась возможность обсудить — есть ли альтернатива предложенным изменениям, что волнует людей в связи с ними, определить перечень первоочередных мер, которые должны сопровождать реформу в случае ее принятия на законодательном уровне.

Отсюда и выбранная президентом форма обращения к нации. Путину нужен был откровенный разговор с народом без посредников в виде чиновников и политиков. Разговор, в ходе которого он мог бы объяснить причины принятого по итогам дискуссии решения, рассказать об истории и предпосылках вопроса, «снять» страхи россиян за свое будущее и развеять многочисленные мифы вокруг этой темы.

Структуру телеобращения можно условно разделить на три блока. Первый — констатация объективных факторов с анализом перспектив, в рамках которого президент ответил на одну из главных персональных претензий к нему — данное в далеком 2005 году обещание не повышать пенсионный возраст, пока он остается действующим президентом. При этом нужно отметить, что, если бы позволяло время, перечень аргументов был бы гораздо шире.

Второй блок — разбор так называемых альтернатив. Сделать это было крайне важно на фоне тех мифов, которые гуляют по социальным сетям, о легком решении проблемы с пенсиями через введение прогрессивной шкалы НДФЛ или продажу имущества Пенсионного фонда. Легких решений здесь нет, и это было убедительно доказано языком цифр и фактов.

Наконец третий включал в себя перечень конкретных мер по максимальному смягчению изменений в пенсионной системе. По сути, это были фактически исчерпывающие ответы на те вопросы, которые всё это время волновали людей.

Что будет с работой для людей предпенсионного возраста — государство защитит их права через ответственность для работодателя за трудовую дискриминацию и одновременно льготы, стимулирующие их не избавляться от будущих пенсионеров. При этом для тех, кто теряет работу по другим причинам и не может найти замену, предусмотрено повышение пособий по безработице практически до размера сегодняшних пенсий.

Что дальше? Сейчас требуется принятие законодательных решений по уже прозвучавшим предложениям. К настоящему моменту в нижнюю палату парламента уже поступили 108 поправок, которые нужно рассмотреть, просчитать и в случае согласия внести их в будущий закон. И в этом смысле работы, как и пространства для дискуссий, еще предостаточно.

Но что немаловажно, выступив с телеобращением и высказав четкую позицию, которая сегодня стала ориентиром для действий всех ветвей власти в этом вопросе, глава государства продемонстрировал очень важное качество, присущее, к сожалению, далеко не всем современным политикам — ответственность в принятии судьбоносных решений. Можно было отсидеться, можно было скинуть решение проблемы на плечи будущих поколений. Но тогда это было бы, со всей очевидностью, не про того Путина, которого мы все знаем.

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...