Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Украине многое делается совсем не так, как в других странах. Вот и независимость там — не какой-то исторический факт, а вечный процесс. Вся история страны по школьным программам описывается как нескончаемая борьба за свободу, и любому школьнику становится понятно — нет у этой истории конца. Поэтому и День независимости там — не просто отмечание годовщины определенного события, а повод для заявлений о новых целях в борьбе за нее. Особенно ярко это проявилось теперь, когда очередной праздник совпал с началом предвыборной кампании за президентский пост.

Основной идеей Петра Порошенко, «фишкой» его избирательной программы стало получение церковной независимости. Уже несколько месяцев население кормят обещаниями добиться от Константинопольской патриархии так называемого томоса — автокефального статуса для единой поместной Украинской православной церкви, которую при этом предполагается создать, объединив несколько раскольнических организаций (главным образом две секты — «Киевский патриархат» и «Украинскую автокефальную православную церковь»). Главное в этой задумке — изгнать из страны единственную каноническую православную церковь, входящую в Московский патриархат. Отобрать все ее церкви и монастыри, завладеть всей ее собственностью, а упорствующих иерархов осудить как предателей нации. Если учесть, что она по сей день объединяет абсолютное большинство православных верующих страны, то можно себе представить, чем может обернуться вся эта затея — настоящей (псевдо)религиозной войной между нанятыми властью ватагами ультранационалистов и собственным народом почти на всей украинской территории.

Впрочем, затея далеко не новая — ее пытался реализовать еще президент Виктор Ющенко, да не вышло. Теперь «попытать счастья» решил Порошенко. Еще в апреле он послал Константинопольскому патриарху Варфоломею свое обращение о предоставлении томоса на автокефалию Украине, поддержанное постановлением Верховной рады. Во время выступления на военном параде 24 августа он призвал «разрубить последний узел, которым империя отчаянно пытается привязать нас к себе», обвинив УПЦ в том, что она молится за русское воинство и «освящает гибридную войну Путина против Украины».

Стоит отметить, что во всей Русской церкви идут молитвы «за мир на украинской земле», тогда как за победу конкретного воинства молится именно «Киевский патриархат». Сам его глава уже неоднократно заявлял, что «Бог послал войну» на Донбасс в наказание его населению и что оно должно свою вину «искупить страданием и кровью». Неудивительно, что в его «церкви» так мало прихожан.

Сама идея создания церкви по инициативе светских людей — особенно стоящих вне церкви и по жизни занятых бизнесом и политикой — с церковной точки зрения дикость. У коммерсанта с Банковой (на этой улице находится администрация президента Украины) может получиться лишь очередная тоталитарная секта, и то туда придется заманивать людей конфетами. С Украиной случилась большая беда, которой смогла избежать Россия, — там к власти пришли «малиновые пиджаки» 1990-х и у них свои понятия о жизни. Если можно «дать Богу взятку», построив на свои барыши церковь с колокольней, то почему нельзя сделать то же, только в большем масштабе? Надо только узнать, какова цена вопроса…

Между тем Православная церковь за свою долгую историю видела немало таких предпринимателей, да выстояла. Правда, и горя от них испытала немало. А потому разработала правила церковной жизни, преступать которые считается недопустимым. Статус автокефалии вообще не может быть дан раскольническим организациям, и уж тем более странам и народам, — он дается только канонической церкви, причем по ее собственной просьбе. А Украинская православная церковь с такой просьбой ни к Москве, ни тем более к Константинополю не обращалась. Она и так независима по решению Архиерейского собора РПЦ, принятому еще в октябре 1990 года. Дать же томос какой-то другой церкви на Украине невозможно: по каноническому праву недопустимо создавать на одной территории параллельные церковные образования. Порядок предоставления автокефалии был заново подробно описан совсем недавно — в 1993 году, когда все православные церкви составили об этом общий документ «Автокефалия и способ ее провозглашения».

Безграмотность киевских властей в церковных вопросах впечатляет. Сейчас администрация президента активно ищет способ обойти анафему, наложенную на Филарета и признанную всеми православными церквями, в том числе и Константинополем. Уже было решили предложить на место главы будущей «Единой украинской церкви» другую кандидатуру, да только сам Филарет засопротивлялся. Он так испугался потери власти над собственной сектой, что даже сделал попытку примирения с Церковью, послав в декабре 2017 года письмо патриарху Кириллу. Но потом был вынужден фактически отказаться от своих слов. И надо понимать, что для того, чтобы раскольники могли участвовать в церковной жизни, посылая прошение об автокефалии, они должны вначале вернуться в Церковь, а для этого есть только один путь — покаяние. Но люди на Банковой об этом не в курсе и о покаянии УПЦ КП и УАПЦ речи не ведут.

Надежды Банковой на предоставление томоса к Дню независимости не оправдались. Теперь его ждут осенью. Однако Киев вряд ли добьется успеха. Для предоставления какой-либо церкви автокефалии требуется согласие всех других православных церквей. За несколько месяцев активной церковной дипломатии выяснилось, что новую украинскую церковь никто признавать не собирается, а значит, попытка ее создания будет означать разделение церквей. Но реальная цель инициаторов всех этих пертурбаций (особенно в США, которые активно давят на Константинополь в этом вопросе) в том и состоит, чтобы разрушить единство Православной церкви, подорвать ее авторитет во всем мире и посеять новый раздор в народе Украины.

Автор — ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир