Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ровно десять лет назад в Южной Осетии произошли трагические события, которые без преувеличения перевернули наши представления о современном мире. Мы прекрасно помнили по учебникам истории, что такое «вероломное нападение». Посреди ночи. Без объявления войны. Но никто даже и мысли не допускал, что этот ужас повторится буквально у нас на глазах.

Грузинский президент Михаил Саакашвили 7 августа в специальном обращении клятвенно обещает Южной Осетии мир и «неограниченную автономию», а уже в ночь на восьмое по его преступному приказу грузинские войска расстреливают спящий Цхинвал из «Градов».

Конечно же, для нас это был шок. Многим действительно казалось, что период кровопролитных войн Грузии с Абхазией и Южной Осетией миновал. Попытки военным путем решить застарелый территориальный спор навсегда остались в прошлом. В кровавых 90-х.

Любому здравомыслящему человеку было совершенно очевидно, что конфликт свободолюбивых республик с Тбилиси просто не может быть разрешен иначе, чем путем мирных переговоров. Грузия имела шанс вернуть территории, которые считала своими, только с согласия проживающего на них населения. Но многоходовая реинтеграционная комбинация требовала недюжинного терпения и колоссальной политической мудрости.

Однако тогдашнее грузинское руководство решило пойти ва-банк, начав карательную операцию против жителей Южной Осетии, которых считало своими гражданами. Саакашвили и его сообщники по преступной авантюре, видимо, забыли, что армия может стрелять в свой народ только один раз — следующий раз она стреляет уже в чужой народ.

Другой непростительной ошибкой стала целенаправленная атака на размещенный в Южной Осетии по договоренности с официальным Тбилиси российский миротворческий контингент. На что надеялся Саакашвили? Что Россия побоится отреагировать не только на массовое убийство мирных осетин (многие из которых, кстати, были и российскими гражданами), но и оставит безнаказанным уничтожение своих миротворцев?

Другими словами, главной целью агрессии Грузии против Южной Осетии была не ее насильственная интеграция, а намеренное втягивание в конфликт России. Ведь, по сути, Саакашвили просто не оставил нам выбора. Нельзя с полной уверенностью утверждать, что решение о начале агрессии тогдашнее грузинское руководство приняло «по приказу» США. Но тот факт, что политика Вашингтона в Закавказье всячески способствовала такому кровавому развитию событий, не вызывает сомнений. В любом случае невинные жертвы конфликта — целиком и полностью на совести американцев и их грузинского ставленника.

Кстати, о совести. Информационное освещение, а точнее пропагандистская трактовка событий августа 2008-го на Западе стали для нас не меньшим шоком, чем сам факт ночной бомбардировки мирного Цхинвала. Почти сутки американские каналы (прежде всего CNN) не показывали разбомбленный Саакашвили город, а потом дали соответствующие кадры под общим заголовком «Грузия сражается», выдав их за «доказательство агрессии России».

Мы, конечно, и до этого ни на секунду не сомневались в цинизме и манипулятивности западной пропаганды, но ее тотальность и безапелляционность оказались в те дни просто запредельными. Начиная с постановочных кадров информагентства Reuters, откровенной цензуры на немецком ARD и заканчивая хрестоматийным эфиром на американском канале Fox News, в ходе которого ведущий был вынужден буквально заткнуть рты гостям из Южной Осетии, посмевшим опровергнуть западную трактовку событий.

Для России и ее внешней политики август 2008 года стал своеобразной точкой бифуркации. Десять лет назад мы осознали глубину противоречий с Западом.

То, что сегодня нам кажется едва ли не самоочевидным, десять лет назад еще воспринималось далеко не столь однозначно. Но август 2008-го, что называется, расставил все точки над i: только опираясь на разумную силу, наша страна способна обеспечить мир и безопасность для себя и своих союзников.

Ведь по сути операция по принуждению Грузии к миру была блестящей по своей пропорциональности. Мы остановили кровопролитие и защитили народы Абхазии и Южной Осетии от физического истребления. Это и есть подлинное миротворчество.

Что касается наказания грузинских военных преступников, то, возможно, и стоило бы поймать и судить их за совершенные ими злодеяния. Но в конечном итоге именно грузинский народ должен сам вынести людям, развязавшим в августе 2008 года кровавый конфликт, общественный приговор.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...