Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После восстановления контроля над провинцией Дераа, которая считается родиной сирийской оппозиции, даже самые большие скептики уверились, что правительственная сторона победила в многолетней гражданской войне. Да, Идлиб всё еще кишит радикальными исламистами, а треть страны контролируют курдско-арабские отряды SDF, но от изначальных террористов не осталось почти ничего. Последние залпы этой войны отгремят еще не скоро, но то, что Асад и его правительство задержатся в Сирии надолго, нехотя признают даже на Западе.

Все понимают, что если после окончания войны просто оставить людей жить в постапокалиптической среде разрушенных городов, это неизбежно будет способствовать новой волне радикализации населения и появлению метастазов терроризма и экстремизма.

Поэтому Россия не ограничилась помощью правительству в боевых действиях и намеревается принять самое активное участие в восстановлении Сирии. Приоритетом объявлено налаживание послевоенной жизни и возвращение на родину почти 7 млн беженцев — это треть всего населения страны.

Российские военные уже принялись с присущей им основательностью за дело возвращения сирийцев на родину. По аналогии с оказавшимся чрезвычайно успешным Центром по примирению враждующих сторон создана новая специализированная структура. Вопросами восстановления страны и возвращения тех, кто уехал, с 18 июля занимается Центр приема, распределения и размещения беженцев.

И если от военного сотрудничества в Сирии с Россией на Западе открещивались изо всех сил, то идея о совместной гуманитарной операции встретила гораздо более живой отклик. Инициативу предварительно поддержал Дональд Трамп на саммите в Хельсинки. Затем для согласования деталей операции наши министр иностранных дел и начальник Генерального штаба совершили беспрецедентное блицтурне в Израиль, Германию и Францию, где встретились с руководством этих стран. Официально находящийся под санкциями ЕС и США начальник Генштаба Валерий Герасимов был с распростертыми объятиями встречен в Европе лично Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном.

Это демонстрирует, какую важную струну задело российское предложение. Понятно, что Европа заинтересовалась сотрудничеством не только из гуманитарных соображений. Интерес Германии особенно понятен. Там уже сейчас находится более 600 тыс. беженцев из Сирии. И несмотря на бравирование правительства Меркель, это негативно сказывается на популярности канцлера. Ясная перспектива наконец-то избавиться от немалой части беженцев не может не привлекать немецкое руководство.

Надо понимать, что принципиальной позицией и США, и Европы по-прежнему является то, что сколь-либо масштабная помощь Сирии возможна только после политического решения судьбы страны и ухода Асада. Россия резонно возражает, что такая задержка обрекает на длительные страдания без помощи мирового сообщества миллионы сирийцев и препятствует возвращению беженцев.

Бреши в позиции европейцев по гуманитарной помощи уже очевидны. 21 июля самолет ВТО доставил на базу Хмеймим из Франции первую почти 50-тонную партию помощи. Конечно, это капля в море, а России пришлось пообещать, что распределяться она будет хоть и на подконтрольных правительству территориях, но только через международные организации и без его участия. Но сейчас никакая помощь не будет лишней, будь то палатки, обычные водопроводные трубы и электрические провода. Есть надежда, что такие рейсы из Европы на российскую базу в Сирии станут регулярными.

Масштабы послевоенной разрухи в стране с довоенным населением почти 25 млн человек превосходят последствия любого, самого сильного стихийного бедствия. Россия прекрасно на своем опыте знает, насколько тяжело восстанавливаться после войн. Иностранной помощью даже часть проблем не решишь. Возрождение потребует многолетнего тяжелого труда миллионов самих сирийцев. И для восстановления мирной жизни крайне пригодились бы те, кто бежал за границу от войны.

Победа далась правительству и его союзникам очень нелегко. Но не проще будет победить в начинающейся мирной битве за умы и сердца людей. Восстановление критически важной инфраструктуры имеет не только практическое, но и важное идеологическое значение. Оно должно продемонстрировать сирийцам и внешнему миру, что действующее правительство страны безальтернативно и только оно может наладить здесь нормальную жизнь.

В это соперничество уже включились и другие игроки. Аналогичную цель преследует Турция, вкладывая деньги в масштабное восстановление на подконтрольных ей территориях в Аль-Бабе и Африне. Лишь американцы, до сих пор не определившиеся, насколько продолжительным будет их пребывание на курдских территориях, не спешат заниматься их возрождением. Разрушенная в ходе штурма американской авиацией и артиллерией Ракка почти не получает помощи. Такое пренебрежение проблемами своих союзников уже подтолкнуло курдов к началу зондирования почвы по решению вопроса о своем статусе в составе единой Сирии и примирению с правительством.

Автор — военный эксперт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир