Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Госсекретарь США Майк Помпео обнародовал новую амбициозную внешнеэкономическую концепцию США в Индо-Тихоокеанском регионе. В ней крайне мало конкретики, но общий посыл предельно ясен: Вашингтон намерен всерьез увеличить финансирование проектов в регионе, который США с конца прошлого года принялись обозначать как «Индо-Тихоокеанский» (в противовес традиционному понятию АТР, который не включает Индию).

Обстоятельной выработкой проектов займется американская финансовая корпорация по международному развитию, создаваемая на базе слияния Overseas Private Investment Corporation (OPIC) и одного из подразделений Агентства США по международному развитию. Новая структура получит не только удвоенное финансирование по сравнению с прежним бюджетом OPIC, но и расширенные полномочия — в частности, право приобретать доли в проектах за рубежом, а не просто одалживать партнерам деньги под проценты.

В официальных заявлениях чиновников нет прямого упоминания Китая, но прочитать антикитайский подтекст между строк отнюдь несложно. Ведь новая концепция по усилению экономической составляющей — это логичное продолжение идеи создаваемого под эгидой США стратегического альянса между США, Японией, Австралией и Индией. А этот «союз демократий Индо-Тихоокеанского региона» (каждая из участниц которого хорошо известна своими антикитайскими настроениями) нынешняя американская администрация открыто преподносит как противовес доминированию Китая в обширном регионе Азии. И не только.

Как известно, последние пять лет Пекин активно развивает свой амбициозный транспортно-экономический проект «Один пояс — один путь», который предполагает охватить логистической инфраструктурой десятки стран мира по маршруту древнего Шелкового пути. У проекта уже имеется немало бенефициаров и тех, кто совсем не прочь идти с Китаем одним путем. Достаточно вспомнить выдвинутую Россией в 2015 году концепцию сопряжения Евразийского экономического сообщества с китайским проектом.

Но есть и такие страны (и их немало), отношение которых к этому проекту можно обозначить как «и хочется, и колется». С одной стороны, для большинства развивающихся стран масштабные инвестиции из страны с самым большими в мире золотовалютными запасами совсем нелишни. С другой — у тех, кто уже получил щедрые китайские вливания, растет и недовольство тем, что за свои деньги Пекин еще и «заказывает музыку». Например, привлекает собственную рабочую силу на осуществление разных инфраструктурных проектов за рубежом и лоббирует выгодные преимущественно самому Китаю условия. Неспроста не так давно КНР даже учредила специальный арбитраж по решению споров, возникающих при реализации «Одного пояса — одного пути».

Но в большей степени алармизм в связи с активной китайской экономической экспансией у многих вызывает то, что щедрая финансовая помощь медленно, но верно трансформируется в китайское политическое влияние.

Именно на этих опасениях и пытаются сыграть сейчас США, представляя Америку в качестве альтернативного полюса притяжения для азиатских стран, только абсолютно транспарентного и якобы аполитичного. Как заявил Помпео, «куда бы ни пришла Америка, ей нужно партнерство, а не доминирование». В отличие, согласно очевидному намеку Помпео, от Китая.

Момент для обнародования стратегии выбран примечательный. США и Китай находятся в самом разгаре торговой войны, развязанной Дональдом Трампом под эгидой борьбы за национальные интересы. И вставить очередную шпильку противнику, да еще в том регионе, который Китай традиционно рассматривает как зону собственного влияния, будет как минимум приятно. Не случайно, презентуя стратегию, Майк Помпео как бы вскользь упомянул, что США хотят «мирных резолюций по международным морским спорам». Нельзя счесть это чем-то иным, нежели явной отсылкой к притязаниям КНР на большую часть спорной акватории Южно-Китайского моря, через которую ежегодно проходят товары на сумму более $5 трлн.

Кроме того, после выхода США из Транстихоокеанского партнерства (соглашения о свободной торговле, в котором участвовали еще 11 стран АТР) уверенность в Соединенных Штатах как в надежном экономическом партнере резко пошатнулась. Нынешняя внешнеэкономическая концепция в Индо-Тихоокеанском регионе призвана уверить страны региона, что, невзирая на мантру «Америка превыше всего», США своих партнеров не бросят.

Пока заявления некоторых американских чиновников о том, что новый план США для Индо-Тихоокеанского региона станет своего рода новым «планом Маршалла», выглядят как выдача желаемого за действительное. США пообещали выделить необозначенным странам региона $113 млн на поддержку проектов в цифровой экономике, сферах энергетики и инфраструктуры (хотя к концу текущей недели Помпео дал слово обозначить проекты еще и в области безопасности).

Инвестиции же в рамках проекта «Один пояс — один путь» — уже освоенные и грядущие — оцениваются в триллионы долларов ($62 млрд вливаний получил один только Китайско-Пакистанский экономический коридор). И пока нет уверенности, что США смогут тягаться с китайским капиталом в регионе.

Но звоночек для Пекина тревожный. Тем более попытки самого Китая на фоне торговой войны с США переманить на свою сторону Евросоюз пока не увенчались особым успехом.

 

Прямой эфир

Загрузка...