Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Эксл Роуз тряхнул стариной

В Москве сыграл почти «золотой» состав Guns N’Roses
0
Фото: Global Look Press/DyD Fotografos/Geisler-Fotopress
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приезда Guns N’Roses поклонники ждали по двум причинам. Одним хотелось освежить саундтрек своей безбашенной юности, другим — увидеть легенду в хотя бы частично «золотом» составе.

Guns N’Roses во главе с вокалистом Экслом Роузом в Москву приезжали два раза. В 2010 году сыграли в «Олимпийском» в рамках тура в поддержку альбома Chinese Democracy и два года спустя — в клубе Stadium Live. Если про первый концерт все постарались как можно быстрее забыть, то второй оказался действительно бодрым и ярким, несмотря на то что из классического составе G N’R, кроме Эксла, в нем не было никого. Это важная оговорка. Дело в том, что участники команды, в прошлом веселые лос-анджелесские хулиганы 1980-х, со временем превратились в подлинных рок-н-ролльных харизматиков, выделяющихся не только ярким индивидуальным имиджем, но и музыкантским почерком.

В состав нынешних G N’R кроме Эксла входят отцы-основатели группы: харизматичный гитарист Слэш (ранее приезжавший в Москву с сольным проектом), припанкованный басист Дафф Маккаган и примкнувший к ним в 1980-х клавишник Диззи Рид. Отсутствуют гитарист Иззи Стрэдлин, барабанщик Мэтт Сорум. Четверо на двое, но голос фронтмена идет за два, так что: «Дамы и господа, вот вам настоящие Guns N’Roses». Мощный, хорошо отлаженный механизм, с репертуаром из 32 (!) песен за вечер. Коллектив бывших друзей, в котором на время тура забыты былые обиды и разногласия. Кстати, название тура Not In This Lifetime («Не в этой жизни») — язвительный отсыл к недавнему ответу Эксла на вопрос о возможности воссоединения «классических G N’R».

Во все времена и эпохи группу не отличала излишняя пунктуальность, и двухчасовые опоздания с началом шоу — данность и никак не случайность. На это и рассчитывала публика, решившая добираться до стадиона «Открытие Арена» в расслабленном режиме и уже от метро и автостоянок с изумлением узнававшая, что чуть ли не впервые в истории G N’R вышли на сцену минута в минуту. К тому моменту значительная иностранная часть публики (на футбольную армию, прибывшую в Россию на мундиаль, несомненно, был сделан хитрый организаторский расчет) уже закупилась не очень качественными, но памятными футболками с лого группы и вглядывалась в стекла VIP-ложи — не покажется ли сэр Мик Джаггер, обещавший остаться на этот концерт после матча Англия–Хорватия.

Шоу началось, и вот тут отлаженный механизм дал легкий, но весьма заметный сбой. Важные хиты It’So Easy, Mr. Brownstone, Rocket Queen, You Could Be Mine прозвучали на звуке, больше напоминающем тот, что возникал четверть века назад на третьей копии видеокассеты с клипами G N’R. Немного жалко, что в обойму «мимо звука» попали кавер-версии Live and Let Die Пола Маккартни, Sliter (Velvet Revolver), Attitude панк-легенды Misfits, исполненная Даффом, облаченным в футболку Motorhead, и даже This I Love, одна из немногих достойных песен из самого затянутого в истории рока «долгостроя» — альбома Chinese Democracy. Материал из него попал в сет-лист концерта по явному настоянию Эксла. Слэш на том альбоме не игравший, казалось, в этот вечер нарочито перевел все соло-партии второму гитаристу.

Звук наладился к середине концерта. Так что всенародно любимые баллады Don’t cry и November Rain (в процессе исполнения которых камера, проецирующая на огромные экраны изображение, почему-то самозабвенно замирала на молотящих по клавишам рояля руках Эксла в браслетах и бриллиантовых кольцах) публика получила в достойном виде. Так же как и Sweet Child Of Mine, Used to Love Her, Nightrain и блистательные версии Knockin’ on Heaven’s Door и «пинкфлойдовской» Wish You Were Here, которые стадион подтягивал стройным хором.

Однажды G N’R стремительно и ярко ворвались в мир, где царствовали «глэмовые» волосатые накрашенные мужчины из Poison и Motley Crue, перевернув его смесью тяжелого ритм-н-блюза и панка. Вот только приемы, найденные на рубеже 1980–1990-х, вряд ли способны утвердить группу в том же пантеоне, где надежно обитает ранняя тяжелая классика вроде Led Zeppelin и Black Sabbath.

Тем не менее золотые водопады из блесток и грохот салютных орудий, стильные шляпы, ковбойские сапоги и витиеватые татуировки еще долго позволят G N’R играть в финале песню-лозунг Paradise City, не слишком беспокоясь о том, что на трибунах становится тише и на них полно свободных мест.

 

Прямой эфир

Загрузка...