Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фальшивые «Чудеса»

Фильм Аличе Рорвахер, получивший приз в Каннах, рассказывает о крушении патриархального мира
0
Фото: предоставлено «ПилотКино»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пока критики в Каннах прочат главный приз фильму Аличе Рорвахер «Счастливый Лазарь», в российский прокат выходит предыдущая работа итальянки — нашумевшие «Чудеса», взявшие некогда второй по важности приз, Гран-при жюри, на том же Каннском фестивале. Это — мощная драма о затерянной в глуши семейной ферме, где родители хотят жить по-старому, а дети — как-то иначе и явно не здесь.

В эпизодах появляется Моника Беллуччи, а одну из главных ролей — матери семейства — играет старшая сестра режиссера Альба Рорвахер, одна из самых успешных и востребованных актрис современной Италии («Идеальные незнакомцы»).

Папа Вольфганг (Сэм Лаувейк) всегда хотел сына. Чтобы и по хозяйству помогал (еще пара сильных рук была бы кстати), да и куда в сельском хозяйстве без наследника. Однако судьба распорядилась по-своему. Жена Анджелика (Рорвахер) подарила ему четырех красивых дочерей. Вольфганг этот удар принял стойко, но не сдался и до сих пор не оставляет попыток превратить в пацаненка свою старшую дочь Джельсомину (Мария Александра Лунгу). Та уже в 14 лет вовсю руководит фермой, знает что, куда и как, разве что тяжелые ведра с домашним медом ворочает с трудом — руки вот так, одним воспитанием, не накачать.

Их ферма расположилась далеко от проторенных дорог и мегаполисов. В город они ездят только за покупками или продавать свои продукты — мед и томатную пасту. Современность с ее культом денег и фальшью Вольфганг не признает и пытается держать семью подальше от соблазнов комфортабельной жизни. Окружающий мир девочки познают через телевизор и радио, но пока особо не ропщут. Верх протеста — танец втихомолку под слащавый поп-хит.

Все меняет съемочная группа, приехавшая в эти живописные места снимать рекламный ролик телепередачи «Чудеса». Это конкурс фермерских продуктов в этнографическом антураже — участников здесь называют потомками (и хранителями секретов) вымерших этрусков. Перед глазами зевак на камеру что-то вещает ведущая шоу (Моника Белуччи фактически в роли себя). На ней — снежный парик и псевдоантичная туника. Вольфганга передергивает от такой развесистой клюквы, но девочки околдованы. Вот она какая — настоящая жизнь, известная ранее по голубому экрану. Теперь — на расстоянии протянутой руки.

«Чудеса» Аличе Рорвахер, отчасти основанные на личной биографии, рассказывают две тесно связанные между собой истории. С одной стороны, это роман воспитания. Джельсомина подросла, огляделась и поняла, что не обязана жить и думать, как родители. Что приятно, конфликт поколений решен без обычных штампов вроде скандалов, где взаимные упреки заглушает битая посуда, а гордый бунтарь бежит в ночь из отчего дома. Все самое важное происходит невзначай, тихо и быстро, между делом, а то и во снах. При этом 14-летняя актриса играет не по годам точно и зрело.

Второй сюжет  — медленная смерть патриархальной Италии. Заповедный мир натурального хозяйства, где всё чинно и по старинке, сдается под напором города. Денег всё меньше, санитарных норм всё больше, машины ветшают, а дети растут. Антикапиталистический пафос в речах Вольфганга не очень ловко скрывает его глубинный страх перед неизбежностью. В новом мире он должен быть как все либо притворяться.

Будущее вырисовывается ясно. Фермы выживут только как объекты агротуризма — «потемкинские деревни» для заезжих горожан, которым вдруг захотелось пасторальной романтики. И ничего тут не поделаешь — в этом мире чудеса бывают только фальшивые.

 

Прямой эфир