Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Риналь Мухаметов: «Я больше клоун, чем актер»

Звезда фильма «Притяжение» — о новом фантастическом проекте «Кома», старомодных ценностях и деревенском воспитании
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве завершились съемки нового фэнтези «Кома» режиссера Никиты Аргунова. В главных ролях — Любовь Аксенова, Милош Бикович и быстро набирающий актерский вес Риналь Мухаметов. Корреспондент «Известий» встретилась с артистом в перерыве между съемками, чтобы поговорить о его отношении к фантастике и реальной жизни.

— Риналь, кажется, после успеха «Притяжения» Федора Бондарчука вам еще долго будут поступать предложения поработать в жанре фэнтези. Вот и в «Коме» ваш персонаж оказывается чуть ли не в потустороннем мире.

— Буду этому очень рад, потому что такой жанр мне безумно нравится. Но на кастинг «Комы» меня позвали, когда «Притяжение» еще только находилось в производстве.

— Режиссер фильма рассказал, что попробовал на эту роль, пожалуй, всех популярных артистов, но никто не был так органичен, как вы.

— Возможно, это произошло потому, что мне очень близок мой герой. Виктор работает архитектором. Он человек очень творческий, копающийся в себе, пытается найти в этом мире свое место, постоянно находится в раздумьях… И вдруг оказывается в неком пространстве, которое словно состоит из его снов. Там у него появляется шанс найти ответы на все вопросы и проявить свои лучшие качества.

— Понимаю, что все секреты фильма вы раскрывать не будете. Остается пожелать вам успешно завершить эту работу и поинтересоваться судьбой второй части «Притяжения».

— Мне еще даже сценарий не прислали. Начало съемок запланировано на июнь. Надеюсь, продолжение будет не хуже первой части. Мы будем очень стараться.

— Российское кино все чаще обращается к фантастике — жанру, который долгое время был у нас в тени. Для этого есть какие-то предпосылки? Или мы перенимаем голливудские тенденции?

Действительно, фантастика — неизведанный для нас жанр. Обильно эту тему исследовали только в советское время — сняли «Приключения Электроника» и другие картины. А потом наступили 1990-е, и мы сконцентрировались на кино про бандитов. Сейчас, к счастью, всё это позади. Сегодня люди живут будущим, поэтому режиссеры с таким рвением пытаются показать, каким они его видят.

Я очень этому рад, потому что всегда любил всё придуманное (улыбается). Также я всегда считал, что наша жизнь очень фантастична по сути своей. Мы ее почему-то постоянно обытовляем, но на самом деле она гораздо интереснее. Я считаю, что в фантастике больше правды жизни, чем в любом другом жанре.

— Вам нет еще тридцати, а вы уже успели поработать с Павлом Чухраем, Федором Бондарчуком, Алексеем Попогребским…

— И с Александром Анатольевичем Прошкиным — он утвердил меня на роль в моем первом фильме «Искупление» (улыбается). Я безмерно благодарен судьбе за эти встречи. Павел Григорьевич Чухрай и Александр Анатольевич  — люди совсем другого поколения. Но, несмотря на это, у нас очень много общего.

— Например?

— Благодаря моему деревенскому воспитанию, которое меня серьезно закалило, я довольно рано понял, что не всё в жизни просто. Тем не менее в ней есть место романтике. Режиссеры этого поколения видят эти контрасты и отражают их в своих фильмах.

— Мне кажется, что с людьми этого поколения у вас еще и общие ценности.

— Может, вы и правы, потому как многое, что я вижу в современной жизни, мне не нравится. Люди сегодня слишком легкомысленно относятся к любви, к сексу… Про эти интимные аспекты свободно поют в песнях, даже про наркотики поют. Я воспитывался на рок-культуре, и в этой музыке о наркотиках пелось как о проблеме, это не было пропагандой.

Сегодня же, судя по текстам, очень модно нагрубить маме, убежать из дома, напиться или затуманить свое сознание чем-то еще. Для меня это слишком плоско и ватно. На этих людях мир явно не продержится. Я не воспринимаю их всерьез, потому что у них всё слишком просто и легковесно.

— Слушаю вас и не верю, что передо мной сидит современный молодой человек.

— Да, возможно, я несколько старомоден (улыбается). Просто мне кажется, что мы чересчур все облегчаем. Такими темпами у нас скоро совсем ничего не останется. Это чувствуется даже по речи. Когда слышу, как общается молодежь, улавливаю только что-то нечленораздельное. Многие не в состоянии даже сформулировать свою мысль.

— Думаю, это происходит потому, что мы теряем коммуникативные навыки — общаемся твитами и смайлами.

— Точно! Вокруг нас одни блогеры, эти «пельменные люди». Те, кто, поев пельменей, вытирает рот и садится за клавиатуру — ругать всех и вся. Что самое ужасное, их почитает молодежь и хочет быть на них похожими. Блогеры говорят: «Ребята, говорите в YouTube гадости, вам за это будут платить. По крайней мере, мне платят!» А ведь ругать то, что делают другие, проще всего. А ты попробуй сделать что-то сам.

Я рос в обычном поселке, тоже парень с улицы. Но у нас были честь и достоинство, пацанское слово. Мы за каждый свой поступок должны были нести ответ. Никто из нас и не подумал бы грубо обращаться с отцом или мамой. Это не приветствовалось. А сейчас это в моде.

— Хотите сказать, что наше общество не улучшается?

— Я бы сказал, что по большому счету ничего не меняется. К великому сожалению. Есть те, кто все понимает, и те, кому понять не дано.

— И еще — кому всё всё равно.

— Кажется, мы с вами сочинили стих (смеется). К сожалению, так и происходит. Меня это особенно пугает, потому что я смотрю на мир идеалистически. Сейчас очень много хамства, поэтому карма и высшие силы посылают нам такие трагедии, как в Кемерово. Чтобы люди одумались. В такие моменты мы должны ссылаться не на власть, а на себя. Это мы совершили ошибку.

Я не знаю, сколько еще трагедий нам суждено пережить до тех пор, пока мы не научимся уважать и ценить друг друга по-настоящему. Нужно просто начать с себя: меньше агрессии, меньше хамства. Но это мой взгляд — я так чувствую и так живу. Я не знаю, правильно это или нет. Законы жизни — это сложный вопрос, на который я никогда не смогу ответить, потому что я всего-навсего человек.

— В последнее время вы все больше снимаетесь и всё меньше появляетесь на сцене. Театр вам больше не интересен?

— Ни в коем случае. Просто так получается: как только вписываешься в кино, становится меньше времени для театра. Я искренне надеюсь, что меня оттуда не выгонят (улыбается). Потому что я сам оттуда никогда не уйду. Театр — моя отдушина. Место, где я могу быть собой.

— Меня удивляет, насколько открыто вы говорите о своей жизни. Актеры, как правило, боятся об этом рассказывать.

— А я не считаю себя актером. Изначально хотел стать клоуном, и если вы посмотрите интервью клоунов, они очень много говорят о любви. Поэтому я больше клоун, чем актер (улыбается).

Справка «Известий»

Риналь Мухаметов окончил Школу-студию МХАТ в 2012 году, после чего был принят в труппу театра «Гоголь-центр». Снялся в картинах «Три мушкетера», «Притяжение», «Холодное танго», «Оптимисты» и др.

 

 

 

 

Прямой эфир

Загрузка...