Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Власти Крыма предупредили Киев о крахе из-за идеи отторжения полуострова от РФ
Экономика
Пушков не нашел причин возобновлять поставки газа «недружественной» Болгарии
Экономика
Bloomberg назвал Россию победителем на энергетических рынках
Общество
Парламентарии предложили повысить МРОТ до 30 тыс. рублей
Армия
Российские десантники осуществили захват опорного пункта ВФУ
Мир
Южная Корея опровергла обвинения КНДР в распространении коронавируса
Экономика
Каждый восьмой россиянин намерен накопить на пенсию не менее 1 млрд рублей
Армия
Опубликованы кадры работы вертолетов Ми-28 в ходе спецоперации РФ
Мир
ВСУ выпустили десять снарядов по двум поселкам под Горловкой
Общество
Вильфанд объяснил причину умеренной погоды в Москве на фоне жары в Европе
Мир
В Египте 11 человек погибли в результате ДТП с микроавтобусом
Мир
Дипломаты в Исландии потребовали официального извинения за оскорбление флага России

Космическая перспектива

Режиссер Геннадий Тищенко — о том, зачем российской анимации тайны Вселенной
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В День космонавтики самое время вспомнить о богатой космической традиции в советской анимации. Как минимум, «Тайну третьей планеты» Романа Качанова должны помнить все. Однако мало кто представляет, с какими трудностями приходилось сталкиваться энтузиастам этого жанра.

Начать с того, что фантастические заявки утверждались крайне неохотно. Люди в кабинетах постоянно подозревали — и часто совершенно безосновательно — какое-то второе дно. И даже если ничего разглядеть не могли, все равно считали лучшим прикрыть — из опасения, что кто-нибудь другой там действительно что-то разглядит. Не случайно фантастику снимали в основном признанные мэтры нашей анимации. Режиссер «Варежки» и «Чебурашки» Роман Качанов был одним из столпов «Союзмультфильма». Владимир Тарасов, который последовательно работал над научной фантастикой, помимо прочих заслуг, одно время был парторгом киностудии.

Впрочем, другой стороной советских реалий было отсутствие географических границ при выборе сюжетов. Как известно, СССР долго не подписывал никаких конвенций о соблюдении авторских прав, а значит, снимать можно было что угодно, не думая об отчислениях. По этой причине, например, Назим Туляходжаев спокойно снимал на «Узбекфильме» экранизации Рэя Брэдбери — сначала рисованный «Будет ласковый дождь», а затем игрового «Вельда».

Еще одна и довольно серьезная проблема — бюджеты. Сметы на фантастику составлялись ровно такие же, как у обычного мультфильма, а работы часто было в десятки раз больше. В обычном мультфильме (взять, например, «Ну, погоди!») очень простые фоны, простые персонажи. Там нет инопланетных пейзажей или сцен космических боев на бластерах. Большинство своих фантастических мультфильмов я сделал на студии «Мульттелефильм» объединения «Экран», где бюджеты были раза в два с половиной меньше, чем на «Союзмультфильме». В этих условиях меня выручал опыт работы художником по комбинированным съемкам — в свое время я мог снять извержение вулкана в обычной банке.

Иными словами, снимать фантастику было чистым самоубийством. Я уверен, что именно «Тайна третьей планеты» надорвала здоровье Романа Качанова. Мало того что это фантастика, это ведь был еще и полнометражный фильм. В отличие от Disney, «Союзмультфильм» практически не снимал полного метра. Работа над «Тайной» шла четыре года, были заняты лучшие силы студии. Это был титанический, неподъемный труд.

Поэтому вдвойне ценно, что, несмотря ни на что, Роману Качанову удалось сделать красочный, сочный фильм, который спустя более чем 30 лет и сейчас прекрасно воспринимается и детьми, и взрослыми. Именно поэтому, приехав поступать на Высшие режиссерские курсы, я пошел в мастерскую Романа Качанова, а когда настало время выбирать тему диплома, остановился на Кире Булычеве. Сценарий, к слову, должен был писать сын Романа Абелевича, Роман Качанов-младший, позднее — успешный режиссер. Но не сложилось. И я уехал на «Азербайджанфильм» снимать «Из дневников Ийона Тихого» по Станиславу Лему.

Словом, трудностей было множество. Однако всё равно находились энтузиасты, снимавшие фантастику. Почему? С одной стороны, это понятное желание идти в ногу со временем. Романтика научного поиска манила многих. Что бы там ни говорили о советской власти, она думала о будущем и занималась воспитанием своих граждан. Я помню свое детство: конец 1950-х, эпоха первого спутника. Я уже тогда болел фантастикой и экономил на мороженом, чтобы купить книги о космосе. И я мог их купить, потому что книги Циолковского стоили всего несколько копеек и были доступны всем желающим. А то, чего не доставало в магазинах, можно было найти в библиотеках. 

В последнее время мы как-то забыли про космическую перспективу. Поэтому я с особым удовольствием посмотрел недавний мультфильм «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита. Или нельзя не порадоваться, что в прошлом году вышло сразу два фильма об истории нашей космонавтики — «Салют-7» и «Время первых». Это значит, что не все потеряно. Надеюсь, и в мультипликацию эта тема вернется в полной мере. Чем больше космос будет окружать нас, тем он станет ближе.

Автор — режиссер-мультипликатор, художник и педагог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир