Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Взрывное развитие крипторынка в 2017 году заставило все ведущие страны мира заняться его регулированием. За 12 месяцев капитализация этой отрасли выросла с $18 млрд до $600 млрд (к 1 января 2018 года). По нашим оценкам, как минимум, 2% этого сомнительного пирога — доля российских криптоинвесторов, то есть более 650 млрд рублей. Эта сумма равна примерно 55% объема всего розничного российского фондового рынка и в 15 раз превышает общий объем средств, накопленных за 3,5 года гражданами на индивидуальных инвестиционных счетах. 

На самом деле реальные инвестиции наших граждан в криптопроекты значительно больше. Огромные средства вложены россиянами в «облачный майнинг», в ICO, а также в недобросовестные проекты, маскирующиеся под цифровые. В январе руководитель комитета Госудумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков оценил долю недобросовестных ICO в 90%. 

Криптоактивы, которыми владеют граждане и на приобретение которых они потратили огромные деньги, не имеют никакого правового статуса. Их нельзя передать по наследству, включить в конкурсную массу при банкротстве, практически ни один спор в криптоэкономике сегодня не может быть решен в суде.

Нет стандартов проведения ICO. Мы размещаем «коины» с помощью программных и программно-технических средств, именуемых криптокошельками, которые никем и никак не сертифицированы, не проверены, и которые регулярно взламываются. При этом вероятность возврата украденного приближается к нулю.

Ситуация осложняется тем, что в цифровой экономике нет никаких отраслевых стандартов, которые могли бы служить для инвесторов маркером добросовестности участника. В этих условиях роль государства в очищении крипторынка становится ключевой.

Законопроект главы комитета Госдумы по законодательству Павла Крашенинникова предполагает закрепление в Гражданском кодексе основных понятий цифрового права, что выведет отношения в сфере криптофинансов в правовую плоскость. Появится возможность легально заключать соглашения, совершать сделки с криптоактивами. Гражданин сможет предъявлять официальные претензии по цифровым сделкам и пользоваться благами судебной защиты.

Легализация деятельности криптокомпаний позволит наладить за ними налоговый и финансовый контроль. Криптоэкономика потеряет привлекательность для теневого и преступного бизнеса.

Законопроект подтверждает, что «цифровые деньги» не являются средством платежа — закрепление этого принципа затруднит возможности для манипуляций курсами криптовалют. В то же время в некоторых случаях им может быть придана платежная функция, что оставляет возможность для реализации национальных криптовалютных проектов. Законопроект также вводит в ГК возможность регистрации прав с применением распределенного реестра, что должно послужить толчком к применению блокчейн-технологий в госуправлении и бизнесе.

Важно гармонизировать законопроект, представленный Павлом Крашенинниковым, с законопроектом «О цифровых финансовых активах», внесенным Анатолием Аксаковым. Эти два документа частично пересекаются. В некоторых моментах не до конца «стыкуются», однако важно, что они дополняют друг друга, расширяя «белую» зону цифровой экономики. 

В то же время упомянутые законопроекты закрывают далеко не все острые вопросы. В частности, остается серьезная проблема сертификации программно-технических средств, используемых в цифровой экономике. Это может быть обязательная или добровольная сертификация, но частный инвестор должен получить четкое представление о возможных рисках, связанных с использованием неизвестного программного обеспечения.

Крайне важным и даже первостепенным представляется введение отдельной статьи о цифровых активах в ФЗ «О рекламе». Ограничения в этой сфере должны быть не менее жесткими и однозначными, чем при рекламе ценных бумаг и финансовых активов.

Уверен, что депутаты совместно с экспертным сообществом смогут оперативно доработать и дополнить представленные законопроекты, и уже до конца текущего года мы выйдем из криптохаоса, а российское общество начнет получать от цифровой финансовой системы заслуженные дивиденды. И тогда можно будет абсолютно точно говорить о новом этапе криптоэволюции рынка.

Автор — управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир