Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Любовь в тумане

Театр имени Моссовета инсценировал «руман» знаменитого испанца Мигеля де Унамуно
0
Фото: Елена Лапина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Театр имени Моссовета полушутя-полусерьезно рассказал о любви и браке. Спектакль под названием «Туман» получился компактным (всего час) и ярким: бело-голубые декорации и солнечный свет насыщают сцену дыханием южного города. Рекомендуется зрителям, ценящим ясность замысла и краткость высказывания.

«У меня к вам есть, понимаете ли, такой неожиданный вопрос. Как вы относитесь к бракосочетанию?» — фразу товарища Саахова из незабвенной «Кавказской пленницы» Леонида Гайдая можно считать лейттемой спектакля. Хотя в таком демократичном изложении она, конечно, не звучит. Рассуждения о любви и браке испанец Мигель де Унамуно, чье сочинение положено в основу постановки, облекает в изысканную, им же придуманную форму «румана». Однако, помимо матримониальной темы, знаменитого писателя, философа и политика интересует множество других вещей, свойственных, как сказано в предисловии, «человеку вообще, стоящему одновременно выше и ниже всех классов, каст, социальных прослоек, бедному или богатому, плебею или аристократу, пролетарию или буржуа».

Режиссера (он же сценограф и автор инсценировки) Илью Носоченко в отличие от писателя не привлекает «человек вообще». Предмет его исследования, названного «Опыт по психологии в пространстве романа Мигеля де Унамуно», — человек влюбленный, или пребывающий в ожидании влюбленности, или же выходящий из этого состояния. Мир кажется ему сплошным туманом, для ориентации в нем необходим проводник, в роли которого выступает сам автор.

Дон Мигель (актер Вячеслав Бутенко) — поджарый элегантный господин с белоснежной бородкой — будто сошел с портрета сеньора де Унамуно в зрелые годы. В руках у него чудо-ружье, из которого он время от времени подстреливает то одного, то другого героя. «Ах!» — персонаж хватается за пораженное место и начинает говорить правду, только правду и ничего, кроме правды.

Молодой человек по имени Аугусто (Владимир Прокошин) как на духу повествует о внезапно поразившей его страсти к прекрасной Эухении (Кристина Исайкина). Та, в свою очередь, не может скрыть желания стать женой Маурисио (Сергей Зотов). Родственники девушки (Лариса и Олег Кузнецовы) на все лады расхваливают состоятельного Аугусто и не одобряют его неплатежеспособного соперника. Те же персоны, сильно измененные костюмами и гримом, но узнаваемые, составляют вторую группу действующих лиц. Маурисио оборачивается другом Аугусто Виктором. Эухения — влюбленной в Аугусто Розарией, а пара ее родственников — домочадцами героя.

«К чему такие метаморфозы?» — спросит неискушенный в интеллектуальных играх зритель. А к тому, что речь идет о персонажах, созданных воображением присутствующего на сцене автора, и в его воле опробовать на них различные маски, одежды, модели поведения. Исключение — бутафорская такса героя, присутствие которой сводится к тявканью и желанию тяпнуть чужака за лодыжку.

Разыгрывается эта комедия легко, весело, с музыкой и танцами и вполне может быть рекомендована любителям безмятежно посмеяться, если бы не финал. Здесь режиссер неожиданно вспоминает заповедь дона Мигеля, мечтавшего — опять же в предисловии к роману, — «чтобы трагическое и гротескно-шутовское были слиты и сплавлены в едином целом, а не следовали бы одно за другим вперемешку».

Трагическое возникает под занавес. Герой отказывается следовать воле автора, а тот, в свою очередь, отчаивается слепить из отношений действующих лиц нечто путное. Для европейской литературы такая ситуация не новость. «Представьте, что учудила моя Татьяна, — взяла да и вышла замуж!» — писал Пушкин князю Вяземскому по завершении «Евгения Онегина». Аугусто тоже «учудил». Что именно — желающие смогут узнать, посетив Малую сцену Театра имени Моссовета 24 февраля, 9, 17 и 24 марта.

 

Прямой эфир