Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мне кажется, когда пытаются культуру разделять на столичную и региональную, здесь кроется большая проблема. Проблема настоящего непонимания культуры. Культура — это человек. Культура определяет качество личности. А ее отсутствие превращает личность в биологическую единицу, в млекопитающее. А иногда — и в плотоядного хищника. Если в тебе отпечатались следы культурных традиций твоих предков — а их может быть очень много: национальных, религиозных, профессиональных, — ты существуешь как человек.

Сегодня, немного погрузившись в жизнь одного из российских регионов — Орловской области, я могу судить о том, в каком виде существует культура вне общепризнанных центров. Возможно, кто-то удивится тому, что я скажу, для кого-то, наоборот, в этом не будет ничего нового. Но я убедился в том, что культурная жизнь российской провинции — столь же мощная, столь же интересная и разнообразная, как и в Москве или в Санкт-Петербурге. Это — грандиозные люди, интереснейшие художники, актеры, режиссеры, выдающиеся деятели музейного и библиотечного дела, преданные своему служению. А кое в чем нынешняя российская провинциальная культура чувствует себя получше, чем центр.

Например, одна из особенностей провинциальной культурной жизни заключается в том, что там дистанция между автором и аудиторией куда меньше, чем в столицах. Диалог между творцом и зрителем возникает легче. Если вы спросите в том же Орле — кто в городе самые известные и интересные художники, как правило, вы получите ответ: хороших художников знают, и знают неплохо. Попробуйте выйти на улицу Москвы и попросить у прохожих назвать самых интересных художников столицы. Если и вспомнят, то только имена, которые известны благодаря ТВ.

В провинции я понял еще одну важную вещь: «центральная» культура обречена на успех — причем практически независимо от ее настоящего качества. Столичные пиарщики и маркетологи могут продать что угодно. И в этом — главная проблема столичной культуры. В ней много пафоса и глянца — и всё меньше настоящего творчества. Гарантированный успех — это конечная остановка для творческого человека, тупик. Когда премьера — только ради премьеры, а не ради высказывания, не ради диалога со зрителем.

Я вспоминаю музей Бунина в Орле. Потрясающее место. Экспозиция, атмосфера, люди, там работающие, — всё очень здорово. Один из залов отведен под небольшую выставку керамики местных авторов. Я тут же спросил — можно ли что-то купить. Мой вопрос вызвал недоумение. «Нас об этом никто никогда не спрашивал», — сказали мне.

Уверен, художнику всегда приятно, если его работу кто-нибудь покупает. Хотя бы даже из соображений заработка. Но там, в провинции, на эту тему практически не думают. Другое дело — Москва: ты заходишь в какую-нибудь галерею, видишь там современную живопись (я давно увлекаюсь этой темой, люблю ее) — и можешь быть уверен, что любая представленная там работа, даже сомнительного качества, будет стоить безумных денег. Причем цена эта ничем не подкреплена — в России просто нет рынка предметов искусства.

Я не идеализирую провинцию. Например, я вижу и знаю, что наряду с высокой культурой спросом здесь пользуется и условный Стас Михайлов. Но популярные исполнители тоже — часть культуры. Ее качество другое, она менее интересна, но она есть.

Говорить о том, что столица подпитывается провинцией, уже банально. Но это так. Подавляющее большинство ведущих режиссеров московских театров — выходцы из провинции. Культурная традиция живет вне географических или административных границ. Учениками московских мэтров-режиссеров становятся молодые парни и девушки из глубинки, а потом, спустя десятки лет, они сами передадут эти традиции своим ученикам.

И хорошо, что существует эта возможность — приехать в столицу издалека и найти себя в творчестве. Также прекрасно, что существует обратная возможность — сегодня столичные авторы все чаще едут в провинцию и реализуют свои замыслы там. Это свидетельствует о том, что ткань культурного пространства живая и крепкая.

Настоящая культура — это диалог со зрителем, читателем. Если этот контакт, этот диалог есть и он не формальный или организованный с помощью рекламных бюджетов, — есть настоящая культурная жизнь. И там, где возникает чудо этого диалога, в этот момент и находится столица российской культуры. И мне очень радостно жить этим ожиданием — ожиданием очередного события, открытия, встречи.

Автор — художественный руководитель Театра «Модерн», советник по культуре губернатора Орловской области

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир