Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
В МАГАТЭ предупредили о последствиях удара по хранилищу отработанного топлива на ЗАЭС
Мир
Лавров заверил, что народ Украины будет освобожден от неонацистских правителей
Мир
Японцев предупредили о высокой цене за отказ от нефти из России
Спорт
Саудовский принц подарил каждому футболисту сборной Rolls-Royce за матч с Аргентиной
Мир
Захарова высмеяла заявление Польши о пропаже второй «упавшей» в стране ракеты
Мир
Россия поднялась на четвертое место в мире по золотовалютным резервам
Мир
Токаев назначил выборы в верхнюю палату парламента Казахстана на 14 января
Мир
Издание 19FortyFive сообщило о подготовке России к конфликту в Арктике
Мир
СБУ провела обыски у ректора Почаевской духовной семинарии
Общество
Организатор ячейки «Свидетелей Иеговы» на Урале получил условный срок
Мир
В США указали на желание Зеленского втянуть США и НАТО в конфликт с РФ
Мир
NASA опубликовало спутниковый снимок блэкаута на территории Украины
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Испытания нового российского танка набирают обороты, и, по последним сообщениям, «Армата» пойдет в серию уже в 2020 году. Его появление, однако, спровоцировало активизацию танковых разработок на Западе. Потенциального соперника «Арматы» в танковых дуэлях изучил портал iz.ru

Как, опять?

Новый танк будут совместно создавать (во всяком случае попытаются) Франция и Германия, сформировавшие в 2015 году консорциум KNDS (KMW+Nexter Defense Systems) для разработки проекта KANT — (KMW And Nexter Together). Для обеих стран такое сотрудничество — не первый опыт: шесть десятилетий назад, в 1957-м, они договорились о совместной разработке «европейского танка». Общим проект, правда, оставался недолго — в 1963-м Франция и Германия начали строить прототипы новой боевой машины самостоятельно. Итогом стало появление французского  AMX-30 и немецкого  Leopard 1, очень близких по ТТХ. Оба танка были относительно легкими для того времени (в пределах 40 т) и быстроходными, но слабо защищенными. Дальше стороны также шли своим путем — потратив некоторое время на сотрудничество с американцами в рамках проекта MBT-70, немцы к концу 1970-х сделали второго «Лео», а Франция, подзатянув со сменой поколений, тем не менее отличилась, запустив в 1990 году в серию, возможно, самый продвинутый из современных западных танков — AMX-56 Leclerc. И Leopard 2, и Leclerc и сегодня, постоянно совершенствуясь, остаются основой танковых парков Германии и Франции соответственно.

Французский танк AMX-56 Leclerc на параде в Париже

Фото: commons.wikimedia.org/Pierre-Yves Beaudouin

Затем последовал длительный перерыв, вызванный распадом СССР и завершением холодной войны. Однако публичная демонстрация в 2015 году семейства российских боевых машин на унифицированной гусеничной платформе «Армата» — танка Т-14, тяжелой БМП Т-15, САУ 2С35 «Коалиция» — заставила французов и немцев вновь задуматься о сотрудничестве.

Но зачем?

Потому что дорого. Цена разработки проекта нового основного боевого танка сегодня может легко превысить два десятка миллиардов евро — для Франции это примерно треть военного бюджета, для Германии — половина, и потратить такую сумму в разумные для новой разработки 10–12 лет самостоятельно мало кто готов. Функции сторон в новом проекте будут делиться следующим образом: по имеющейся информации, немецкий участник (KMW, Krauss-Maffei Wegmann) отвечает за танк как за транспортное средство, а Nexter, выросший из конструкторского бюро Ateliers de construction d'Issy-les-Moulineaux (AMX), аббревиатура которого является основой индекса большей части послевоенных французских бронемашин, — за боевое отделение, включая артиллерию.

Американский танк М1А2 Abrams

Фото: commons.wikimedia.org

Как реально распределятся роли, сказать сложно. Тем более что у обеих сторон есть запасные варианты — в конце концов французская технология танковых двигателей и ходовых частей сегодня более продвинута, чем немецкая, а у немцев есть собственная перспективная танковая пушка, продемонстрированная еще летом 2016 года.

Тем временем в замке у шефа…

Всякий приличный проект быстро обрастает аббревиатурами, и KANT не исключение. Совместный франко-германский танк уже получил «проектный» индекс MGCS — Moble Ground Сombat System — мобильная наземная боевая система. Его примерный облик, если верить имеющейся информации, определяется из следующих соображений: это будет танк «классической» компоновки с обитаемым боевым отделением (в отличие от «Арматы»), 130-миллиметровой пушкой (обсуждавшийся ранее 140-миллиметровый калибр был сочтен нецелесообразным из-за уменьшения боекомплекта), с автоматическим заряжанием, круговым «цифровым» обзором, изменяемым клиренсом, и массой в пределах 60 т — для облегчения переброски новой машины воздушным транспортом и мобильности в целом, которая серьезно ограничена, например, у 70-тонных М1А2 Abrams.

Сравнивать с американским танком новую европейскую машину тоже будут постоянно — учитывая, что торговля бронетехникой составляет серьезную часть мирового рынка вооружений, MGCS так или иначе будет конкурировать и с модернизированными «Абрамсами», и с возможным перспективным танком (которого, впрочем, пока на горизонте не видно).

Возможный облик танка MGCS

Фото: Rheinmetall Defence

Основным же соперником для новой машины уже назначили «Армату». Насколько перспективный европейский танк с ней сравним, пока сказать сложно, но в целом, если MGCS «в железе» будет соответствовать сегодняшней концепции, характеристики двух машин окажутся схожими. Во всяком случае в части массы, габаритов, огневой мощи и подвижности. Преимущество в этих случаях дают «тонкости» — в частности, та самая новая компоновка, которая есть у «Арматы», но отсутствует уже в проекте на MGCS, уровень цифровых и радиоэлектронных технологий (который, очевидно, окажется лучшим на машине конца 2020-х годов, но нельзя забывать о том, что работы по модернизации «Арматы» уже идут), компоновка и возможности систем активной защиты и многое другое. Роль, наконец, сыграет и цена — в сегодняшних европейских реалиях стоимость нового основного боевого танка может составить несколько десятков миллионов евро.

Впрочем, «Армата» — это соперник, а вот настоящим врагом нового евротанка определенно станет военная евробюрократия. Затягивание продолжительности разработок на десятки лет, тянущиеся годами комиссии «по выработке рекомендаций для принятия решений», дикие цены за сомнительный прирост в боевой эффективности, мизерные объемы производства — всё это неотъемлемые черты совместных европейских проектов начиная с 1980-х. Так что если что-то и поможет новой машине родиться вовремя при таком недружелюбном окружении, то это, очевидно, новая холодная война.

 

Читайте также
Реклама