Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ОПЕК и примкнувшие к картелю страны — производители нефти подтвердили свое намерение продлить сделку о сокращении добычи черного золота. По идее это должно ускорить восстановление баланса на рынке. Но в то же время оно несет с собой ряд рисков, а также заставляет задаться вопросом: кто по итогу окажется основным выгодополучателем.

Крупнейшие производители нефти Россия и Саудовская Аравия, а также ряд других стран в ноябре 2016 года договорились о снижении добычи черного золота от октябрьских показателей. Для нашей страны это было весьма выгодной сделкой, так как именно к октябрю отечественный нефтегаз сделал резкий рывок и добился максимальных показателей добычи за всю постсоветскую историю. Фактически даже после сокращения добычи среднегодовые показатели в 2017-м оказались выше, чем в 2016-м.

Известие о сделке моментально оказало позитивное воздействие на рынок — нефть подорожала почти на $8, и продолжительное время цена на нее колебалась в коридоре от $52 до $55. Затем цена снизилась до тех же показателей, с которых она стартовала в ноябре 2016-го. Это совпало с продлением соглашения ОПЕК+. Видимо, участники рынка не увидели того будоражащего воображение эффекта, на который рассчитывали. То есть цена выросла, но не так сильно, как хотелось бы.

Тем не менее эффект был. Рынок стал довольно быстро избавляться от лишних запасов нефти.

Кроме того, не сбылись пессимистичные прогнозы о китайской экономике и в целом о темпах роста спроса на нефть. Китайская экономика продолжила ускоренный рост, потребляя всё больше энергоносителей. В том числе — нефти. Пока Китай по объемам потребления нефти (около 580 млн т в год) находится на втором месте, уступая США (свыше 860 млн т в год). Но это пока.

С начала кризиса до заключения сделки мировой спрос на нефть вырос примерно на 3,5 млн баррелей в стуки (по данным BP, до 96,56 млн баррелей). И темпы роста спроса заметно опережали темпы роста предложения. Снижение и последующее ограничение добычи странами ОПЕК+ также сказалось на снижении темпов роста предложения. В целом это привело к закреплению позитивной динамики цен на нефть. Наконец в текущем году цена на черное золото начала тестировать рубеж в $70 за баррель, который является относительно комфортным уровнем для разработки сложных месторождений. Это поможет избежать дефицита в последующие годы.

У происходящего есть вполне ожидаемый риск — рост добычи в странах, которые не присоединились к сделке. В первую очередь речь идет о США.

В июне 2015 года, по данным U.S. Energy Information Administration, добыча нефти в Штатах достигла максимума — 9,61 млн баррелей в стуки. Из этого объема около 4,6 млн баррелей занимала сланцевая нефть. Ее себестоимость на многих участках была выше актуальных на тот момент цен. Добыча начала снижаться, 25% сланцевой нефти покинули рынок.

К моменту заключения сделки ОПЕК+ себестоимость добычи в США снизилась — в основном из-за падения цен на услуги нефтесервисных предприятий. А после заключения сделки пережившие кризис добычные компании в США воспряли духом, выбили дополнительные кредиты и стали наращивать производство. К настоящему моменту оно опередило предыдущий максимум и достигло 9,75 млн баррелей в стуки.

Примечательно, что без дополнительного наращивания добычи нефти США не удастся даже приблизиться к реализации своих экспансионистских планов на газовом рынке. Ведь в Штатах значительная часть природного газа добывается в качестве попутного продукта при добыче нефти (так как без нее добыча газа оказывается нерентабельной).

Ирония ситуации заключается в двух вещах.

Во-первых, чем тщательнее страны ОПЕК+ придерживаются своих обязательств и чем выше цены на нефть, тем выгоднее добыча в США. Но, во-вторых, с ростом спроса на различные услуги, необходимые при добыче сланцевой нефти, растет ее себестоимость. И здесь невольно вспоминаются апории Зенона, а конкретно парадокс об Ахиллесе и черепахе. Чем больше добыча, тем больше требуется услуг нефтесервисных компаний, но тем дороже эти услуги, а чем они дороже, тем менее выгодной становится добыча. При этом чем выше цены на нефть, тем на большем количестве участков становится рентабельным производство. Но чем больше производства, тем больше предложение и тем больше шансов, что цены на мировом рынке снизятся.

А если цены снизятся, производство в Штатах испытает повторный шок. Оправиться от него добычные компании уже вряд ли смогут.

Потенциальное снижение цен не столь критично для российских компаний, так как себестоимость нефти у нас такова, что ее выгодно добывать даже при 30 долларах за баррель. Хотя не хотелось бы, конечно.

Что касается нашей страны, то у сделки ОПЕК+ есть только один недостаток. Крупнейшим российским нефтегазовым компаниям, возможно, придется пересмотреть свои планы по объемам добычи нефти к 2020 году. Впрочем, некоторые из них наращивали добычу, опережая график, соответственно после завершения срока действия сделки им будет проще достичь ранее намеченных результатов.

В остальном же сделка ОПЕК+ является дополнительным стимулом для российского нефтегаза зарабатывать деньги на продуктах высокого передела. Так, хороший рост продаж продемонстрировали премиальные масла большой тройки — «Газпром нефти», «Роснефти» и «Лукойла». Выросли продажи модифицированных битумов и т.д.

Для страны в целом сделка и ее результаты дают не только повод более рачительно формировать бюджет, не рассчитывая на сверхвысокие цены на энергоносители. Наша страна получила уникальный в новейшей истории опыт международного взаимодействия, найдя точки соприкосновения с не самыми благорасположенными к нам государствами. Если удастся верно им распорядиться, Россия станет главным выгодополучателем в сделке ОПЕК+.

Автор — заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...