Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

США объявили о планах создания новой легкой ядерной боеголовки для своих морских стратегических систем: баллистических ракет «Трайдент-2» для подводных лодок типа «Огайо» и крылатых ракет, которые размещаются как на кораблях, так и на многоцелевых субмаринах.

Один из доводов Вашингтона в пользу разработки такой разновидности ядерной боеголовки — это необходимость противовеса тактическим ракетным ядерным системам, которые имеются на вооружении у России и Китая и, судя по всему, в перспективе — у КНДР.

Если мы говорим про Китай, то на вооружении НОАК в настоящее время несколько оперативно-тактических ракетных комплексов и ракетных комплексов средней дальности. В том числе высокоточных — которые могут применяться по точечным и даже маломобильным целям в рамках работы разведывательно-ударных комплексов.

Особенность текущего момента в том, что в ядерном арсенале США есть только неуправляемые авиационные бомбы и серьезные стратегические системы с боезарядами среднего класса мощности. Авиационные бомбы имеют недостаток — их необходимо доставить к целям с помощью самолетов, которые должны будут преодолеть системы ПВО, а после обнаружить и максимально точно поразить цель. В случае же со стратегическими системами с зарядами среднего класса считается, что их мощность будет избыточна для поражения целей в войсковых порядках потенциальных противников.

Таким образом, с помощью новой легкой ядерной боеголовки США предполагают обеспечить свое превосходство в тактических ядерных системах. Однако таким решением они де-факто нарушают сложившийся мировой баланс сил. А прежняя система международных договоренностей и соглашений ставится Вашингтоном под угрозу. Правда, в самих Соединенных Штатах так не считают, апеллируя к так называемой концепции ограниченной ядерной войны.

Ее еще называют «доктриной Шлесинджера». Была она сформулирована во второй половине XX века и подразумевала, что потенциальный обмен ядерными ударами между СССР и США может носить локальный, а не глобальный характер.  Разработчики этой теории полагали, что стратегические ядерные силы могут применяться не против гражданских объектов, а против военных целей: авиабаз, командных постов, ракетных шахт, баз подводных лодок, складов, ну и так далее.

Идея о том, что ядерные удары могут быть перенацелены с гражданских на военные объекты, подразумевала, что, в случае если дело дойдет до обмена ядерными ударами, США станут выводить из строя лишь вооруженные силы и военные объекты потенциального противника. При этом ответные удары должны по замыслу «теоретиков» тоже носить «ограниченный» характер. 

Почему за океаном ведут речь о компенсации превосходства своих потенциальных противников в тактических ядерных системах? Потому что считается, что в случае конфликта США или НАТО со страной, которая ими реально обладает, этот арсенал средств и будет применен. И похоже, что в США есть силы, которые всё еще всерьез рассматривают идею «ограниченной ядерной войны». Правда, в этой связи не совсем понятно, откуда у западных военных теоретиков уверенность, что такой конфликт не может перерасти в глобальный? 

Главное — что всё это ставит под вопрос военно-политические основы безопасности современного мира. Хочется верить, что всё же здравый смысл возобладает. А «баланс ужаса», как называла ядерные силы британский премьер Маргарет Тэтчер, сохранит свой статус-кво.

Автор — военный эксперт

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир