Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2014 году глава государства ввел мораторий на рост налоговой нагрузки до конца 2018 года. Однако за это время появилось достаточно много платежей, которые формально налогами не являются, но тем не менее значительно увеличивают финансовую нагрузку на бизнес.

Недавно руководители четырех бизнес-объединений (РСПП, ТПП, «Деловая Россия» и («Опора России») проинформировали президента о том, что из-за действий правительства только в 2018 году бизнесу придется доплатить больше 100 млрд рублей различных дополнительных платежей. Безусловно, мораторий сыграл сдерживающую роль, и без него рост нагрузки был бы значительно больше. Однако со стороны бизнеса слышны призывы не только не увеличивать фискальную  нагрузку, но и, наоборот, снижать уже существующие налоги, сборы и платежи. 

В этой связи неким компромиссным решением представляется дальнейшее улучшение налогового администрирования, которое на сегодняшний день показывает по-настоящему хорошие результаты. По словам главы Федеральной налоговой службы за 10 месяцев 2017 года в консолидированный бюджет поступило на 19% больше налогов, а в федеральный бюджет — на 30%. При этом 60% прироста поступлений обеспечили  нефтегазовые доходы. 

Крайне важно подчеркнуть, что пятая часть в структуре прироста всех поступлений, или 286 млрд рублей, обеспечена за счет более качественного администрирования налога на добавленную стоимость. Пожалуй, главную роль в этом сыграл мощнейший электронный сервис ФНС России — «всевидящее око» система АСК НДС–2. Все данные из налоговых деклараций по НДС стекаются в единую общероссийскую базу в огромном вычислительном big data центре в подмосковной Дубне. Система позволяет в реальном времени прослеживать более 15 млрд операций и без особого труда выявляет махинации в уплате НДС.

«Если при запуске системы в I квартале 2016 года доля сомнительных операций составляла 8% от всего НДС-оборота, то сейчас не более 1%. Контроль бизнеса на расстоянии без давления на добросовестных налогоплательщиков позволил службе уйти от тотальных проверок. За девять месяцев 2017 года количество проверок бизнеса снизилось на 23%. При этом их результативность выросла на 40%», — отметил руководитель налоговой службы.

Кроме того, за девять месяцев 2017 года дополнительно начислено 60 млрд рублей налогов за счет более эффективного взаимодействия таможенной службы и налоговиков. Намеченное на 2018 год слияние двух ведомств усилит синергетический эффект, и позволит пресечь большинство «таможенных каруселей» и прочих схем уклонения от уплаты ввозного НДС. По сути, под контроль будет взята вся цепочка движения товара: от импортера до прилавка, в том числе за счет более активного внедрения онлайн-касс. 

Однако инновационные электронные сервисы — не единственный инструмент на службе налоговиков. Летом внесены поправки в Налоговый кодекс, в результате которых налоговые проверки с 19 августа 2017 проводятся по новым правилам. Причем по этим новым правилам проверят и предыдущие годы. В дополнение налоговая служба выпустила ряд разъяснений, в которых рекомендует инспекциям на местах отказаться от использования устоявшейся за последнее десятилетие судебной практики — например, от концепции «должной осмотрительности». 

Кроме того, при каждом удобном случае рекомендовано применять повышенные штрафы за неуплату налогов (40%) и активнее передавать информацию о налоговых уклонистах в правоохранительные органы. 

Безусловно, активное пополнение бюджета является первостепенной задачей фискальных органов. Однако при ее выполнении  нельзя забывать о соотношении хрупкого баланса частных и публичных интересов. В противном случае налоговый контроль рискует превратиться из необходимого инструмента налоговой политики в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности. 

На недопустимость такого подхода неоднократно указывал Конституционный суд Российской Федерации.

Автор — эксперт  Бизнес-школы РСПП, партнер и руководитель налоговой практики адвокатского бюро КИАП

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир