Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Добежать до мечты: МАМТ показал первую балетную премьеру сезона

Театр на Большой Дмитровке рассказал о балетных буднях и праздниках
0
Фото: ТАСС/Александр Куров
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко представил первую балетную премьеру сезона. Включив в программу одноактных балетов «Серенаду» Джорджа Баланчина, «Ореол» Пола Тейлора, «Онис» Жака Гарнье и «Тюль» Александра Экмана, худрук труппы Лоран Илер продолжил знакомить танцовщиков и зрителей с достижениями западной хореографии разных лет.

Заступивший на пост в прошлом сезоне Илер дебютировал программой из произведений Килиана, Форсайта и Лифаря, затем прочно вошедшей в афишу. Из нового джентльменского набора лучший шанс закрепиться в репертуаре имеет «Тюль». Зрелище яркое, динамичное, многолюдное и технологичное — в помощь артистам определены видеопроекция и сценическая машинерия. Название композиции, поставленной пять лет назад для Шведского королевского балета, отсылает к материалу, из которого шьют балетные пачки, и сам балет повествует о балете. Вернее, о буднях балетной труппы с непременными классами, репетициями, спектаклями, профессиональными взлетами и неудачами.

От парадных класс-концертов (один из них — «Этюды» — можно увидеть по соседству в Большом театре) «Тюль» отличают специально созданный саундтрек (композитор Микаэль Карлссон пропустил через электронный фильтр фрагменты знаменитой балетной музыки), а также историзм и реализм. Первый проявляется в наличии танцующей пары в костюмах эпохи Людовика XIV (король-солнце, как известно, серьезно занимался танцами), второй — в отсутствии привычных табу. Не возбраняются расслабленные позы, тяжелое дыхание, стук пуантов, откровенное тщеславие — словом, то, что танцовщики обычно тщательно скрывают. В ироническом оммаже танцу и артистам задействованы четыре премьерских дуэта, 12 пар кордебалета и солистка, изображающая завтруппой. Такой состав дарит коллективу шанс раскрыться во всем многообразии, и артисты во главе с харизматичными лидерами Оксаной Кардаш и Дмитрием Соболевским его не упускают.

Если «Тюль» — бенефис труппы, то барочный «Ореол» в хореографии гуру американского модерн-танца Пола Тейлора и фольклорный «Онис» практически не известного у нас француза Жака Гарнье — бенефис солистов. Легкие, изящные, отмеченные прихотливым пластическим рисунком, эти композиции — серьезный экзамен на артистизм и музыкальность. Молодые Юрий Выборнов, Алишер Калибай, Максим Севагин («Онис») и опытный квинтет во главе с Сергеем Мануйловым и Ольгой Сизых («Ореол») выдержали его на твердую «четверку». До высшего балла им не хватило тонкости в деталях и непосредственности отклика на инструментальные фиоритуры, но общий вид, что называется, успешно схвачен.

К сожалению, ни «вида», ни «деталей» не наблюдалось в «Серенаде». Хореография классика XX века Джорджа Баланчина хронически не дается нашим танцовщикам, и станиславцы не стали исключением. «Мы бежали, бежали и бежали…» — вспоминала участница американской премьеры 1935 года. И действительно, эти «танцы под луной», как называл свой балет Баланчин, исполнены вдохновенного бега — синонима романтического стремления к ускользающей мечте. Увы, наши дипломированные солистки и артистки так бегать не умеют, а «душевное» проживание сюжета, на котором они делают акцент, «Серенаде» чуждо. Как ни странно, лучшим в этом женском балете оказался один из немногих участвующих в нем мужчин. Премьер театра Георги Смилевски  — точный в движениях и безупречно предупредительный к партнерше — напомнил «принцев-консортов» Баланчина. Правда, королевы для него не нашлось.

Прямой эфир

Загрузка...