Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В год моего 50-летия я решил сделать подарок себе и зрителям, потому что мы же живем и работаем для зрителя, а не для себя. Так возникла спонтанная идея довериться народу и снять новый фильм на народные деньги. Забегая вперед, скажу, что фильм был снят и титры в нем занимают минуты три, потому что поименно указан каждый инвестор.

В экономике существует такое понятие, как диктатура продавца — то есть когда товар оценивает продавец, а не потребитель и не производитель. Поэтому с экономической и с кинематографической точки зрения для меня подобный сбор средств на фильм был, конечно, экспериментом, ведь я напрямую связался с потребителем, то есть зрителем.

Конечно, я не первый, кто решил обратиться к людям. Есть даже специальные интернет-платформы, помогающие собирать средства на различные проекты. Но, изучив их методы, я понял, что они долго рассматривают и утверждают заявку, а затем забирают себе какие-то проценты. А если сборы оказываются меньше, то могут и вовсе не отдавать собранное.

Я же прикинул: если в производстве будущего фильма мне помогут друзья-кинематографисты и сделают мне что-то бесплатно или за какие-то условные деньги, то даже 700 тыс. рублей мне хватит, чтобы воплотить задуманное.

И вот в какой-то момент я обратился к простым своим зрителям напрямую, через социальную сеть. И попросил помочь профинансировать мой новый короткометражного фильм. Задумана была 17-минутная миниатюра под названием «Обмен» — об отношениях и неожиданных поворотах этих отношений между двумя семейными парами.

Забавно было, что больше всего времени заняло убеждение людей в Сети, что я — это я. Потому что как докажешь, что ты Качанов? Я размещал свои фотографии и видеообращения. Мне поверили. Помню, как мне говорили: «Ты будешь получать деньги в основном из столиц». Но переводили из самых разных, далеко не богатых городов — из Омска, Челябинска, вся география России. Переводы шли из Украины, Литвы, Америки. Самое трогательное, что небольшие суммы переводили и коллеги-киношники.

Нужная сумма собралась всего за две недели. Был момент, когда я даже остановил процесс, сказав: «Ребята, уже неудобно — я попросил 700 тыс., у меня уже больше набирается, лучше вы на следующую нашу картину отложите». Приходили очень тронувшие меня переводы по 300, по 500 рублей.  Были и по 50 тыс. или 70 тыс. рублей. Переводившие большие суммы не представлялись, лишь писали: «Снимай».

Мне удалось уговорить бесплатно поработать на моей короткометражке оператора, моего друга Михаила Мукасея и прекрасных молодых, но уже хорошо узнаваемых актеров. Деньги пошли на выплаты второму составу съемочной группы, на реквизит, аренду техники и спецтранспорта, а также на прочие накладные расходы. Конечно, не забывал я и о своих инвесторах. Размещал недельные репортажи со съемочной площадки в социальных сетях и следил, как растет интерес к нашему эксперименту.

Надеюсь, что благодаря ему я смог заглянуть лет на пять или десять вперед. Я вижу, как кинематограф и телевидение медленно трансформируются и уходят в интернет, становятся ближе к зрителю и меньше зависят от рекламы. И потому в будущем продолжительность кинофильма, думаю, не будет иметь большого значения. Например, мой новый фильм можно посмотреть в автомобильной пробке или в метро. Или быстро с утра, пока ешь кашу. Но вполне можно смотреть и в кинотеатре, и по телевизору. Короткий метр я снимал впервые и могу сказать, что формат меня порадовал.

Одновременно с маленькой закрытой премьерой в кинотеатре «Иллюзион» я сделаю большую интернет-премьеру для всех интересующихся в России и за рубежом. Это несложно, главное всем вовремя нажать на нужные кнопки. А моя дочь-подросток мне с кнопками поможет, она в этих премудростях разбирается лучше меня.

Автор — кинорежиссер, автор фильмов «Даун Хаус», «ДМБ», «Неваляшка» и других 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир